Кольцевая электричка

Размер шрифта: - +

45. Переоценка ценностей

Когда в кабинете они остались только вдвоем, Лев встал с директорского места, обошел стол и сел напротив Жоры. Теперь они сидели на равных через стол.

После паузы Лев положил на стол ключ со значком BMW на нем.

- Я посчитал, что заместителю директора нужна машина, так что бери, – объяснил он.

- Не возьму, – категорично отказался Жора.

- Бери, это подарок, – настаивал Лев.

- Не нужны мне такие дорогие подарки, – наотрез отказался Жора. – Тем более, и водить-то я не умею.

- Научишься, запишем на курсы, – заставлял его согласиться Лев. – Да и подарок не особо дорогой, машина подержанная. Научишься ездить, потом что-нибудь приличней возьмешь, сам уже.

- Не возьму – и все, – скрестив на груди руки, отнекивался Жора и, понимая, что Льву было тяжело просить и еще тяжелей получать отказ, добавил: – Не обижайся, но нет.

- Подожди, я сейчас это скажу, – произнес Лев.

- Что «это»? – переспросил озадаченный Жора.

- Сейчас настроюсь, – сказал Лев и глубоко вдохнул несколько раз, потом задержал дыхание и негромко произнес: – Пожалуйста, возьми.

- Что? – опешил Жора.

- Повторяю! Возьми это, пожалуйста, – напрягшись еще больше, повторил «волшебное слово» Лев уже в полный голос.

- Ты же не говоришь слова «пожалуйста»! – удивился Жора.

- Уже говорю, – виновато отведя взгляд, сознался Лев. – Просто я считаю нужным, чтобы ты это взял.

- Ну, хоть частично изменился! – усмехнулся Жора. – Если бы еще научился говорить не «я считаю, ты должен это взять», а «возьми это, поскольку ты этим сделаешь мне приятное», было бы вообще замечательно.

- Ну, может, я когда-нибудь и так научусь говорить, – начиная злиться, произнес Царь.

- Все, хорошо, в таком случае я согласен, – поспешил закончить разговор Жора, видя, что перегнул палку, и взял ключи со стола.

- Спасибо, – облегченно вздохнул Лев и улыбнулся собеседнику: похоже, он действительно боялся получить отказ.

- Ты улыбнулся! – опешил Жора и добавил: – Причем приятно и непринужденно. Кто научил?

- Никто. Я сам, – сообщил Лев, потупив взгляд. – Просто душой надо улыбаться, а не деснами.

- Ну, ты, уважаемый, даешь! – откинувшись в кресле, прореагировал пораженный двойник.

- Чай будешь или кофе? – поинтересовался Лев, переходя на свое директорское место.

- Лучше кофе, мне в себя надо прийти, – глубоко вздохнув, ответил Жора.

- Марина, два кофе с молоком, – сказал в селектор Лев и, немного подумав, добавил: – Пожалуйста.

- Видишь, только первый раз тяжело, а потом привыкнешь! – одобрил его попытки быть вежливым Жора.

- Постараюсь, – согласился Лев.

- Скажи только... Не пойму: ты вроде неплохой мужик, если узнать тебя лучше. Почему ты не захотел денег дать на операцию внучке бухгалтерши твоей? Тебе ведь ничего это не стоило бы. На душе приятно было бы. А ты женщину в какой-то фонд отослал, который неизвестно, помог бы или нет, – задал давно мучивший его вопрос Жора. – Я ведь, узнав это, чуть веру в тебя как в человека не потерял. Когда ты пьяному бомжу денег не дал, я тебя еще понял, но сейчас не понимаю. Ты тогда сказал, что не хочешь спонсировать порок, а сейчас сознайся: тебе просто жалко было?

- От Гены узнал? – напрягся Лев.

- Неважно, – уклонился от ответа Жора.

- Я никому не объясняю свои поступки, – резко произнес Лев. – Раз я так поступил, значит, так надо.

- Своему заму, считаю, можно объяснить, чтоб он узнал тебя получше, – усмехнулся Жора.

Лев задумался, покусывая губу и пристально глядя на Жору.

- Я тебе скажу, но обещай никому не говорить. Обещаешь? – настороженно спросил Лев.

- Обещаю – ответил Жора.

- Ты в курсе, что девочку спецрейсом доставили в Америку, провели успешную операцию и ребенок уже несколько дней находится на восстановительных процедурах? – поинтересовался Лев.

- Слышал, что фонд какой-то выделил деньги, и ей собирались делать операцию, – припоминая, ответил Жора.

- Не какой-то, а тот, который я рекомендовал, – объяснил Лев.

- Ну, фонд хороший рекомендовал, а почему сам людям не помог? Харлампиева у тебя ведь двенадцать лет работает! – укорил его Жора.

- Фу ты, какой непонятливый…. Это мой фонд. От своих личных доходов я отдаю десять процентов в этот фонд на благотворительность и, чтобы не воровали, сам контролирую распределение, – как бы через силу, тяжело подбирая слова, объяснил Лев Николаевич.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться