Кольцевая электричка

Размер шрифта: - +

46. Больше, чем друг

Черный «джип» остановился возле небольшого бульвара, знаменитого своими прудами.

Водитель Саша, выйдя из машины, открыл заднюю пассажирскую дверь, откуда появился Лев Николаевич и стал обходить машину сзади. Саша обошел машину спереди и попытался открыть заднюю пассажирскую дверь с другой стороны «джипа».

- Отойди, я сам открою, – отмахнулся от него Лев и добавил: – За своей женщиной я сам ухаживать буду.

Из машины выпорхнула Люба, опершись на протянутую ей Львом руку.

- Можешь держать нас в поле видимости, – милостиво разрешил Царь Саше.

- Будет исполнено, Лев Николаевич, – кивнул понятливый телохранитель.

Внимание Льва переключилось на спутницу. Она взяла его под руку, и они пошли прогулочным шагом к условленному месту встречи.

- Я, кстати, так и не понял, от кого ты так скрываешься, что тебя нигде нет в соцсетях? Я же всех на уши поставил, чтобы тебя найти, - начал разговор с мучающего его вопроса Лев.

- Конечно, я там есть, - пожала плечами Люба, - только зарегистрирована под девичьей фамилией, для тех, кто знает меня с детства.

- Понятно, - улыбнулся Лев, - ну, значит, подружимся, а то меня тоже зарегистрировали. Я даже свою первую учительницу нашел, Лидию Ильиничну. Боевая пенсионерка, кстати, можем как-нибудь на чай к ней заехать.

- Давай, - обняла его руку Люба, - мне будет интересно послушать, каким ты был сорванцом и когда драться научился.

- Сорванцом я стал не так давно, а драться вне спортзала начал только при тебе, - усмехнулся Лев.

Девушка вдруг резко остановилась и, закрыв глаза, глубоко вздохнула.

- Что с тобой?

- Все нормально, просто мутит немного.

- Странно, может, ты голодна? – озабоченно поинтересовался он.

- Нет, дорогой, спасибо, совсем нет аппетита, – махнула головой девушка.

- Ты бледная и тебя тошнит, – заметил Лев. – Ты мне точно ничего не хочешь рассказать?

- Хочу, просто не было подходящего случая, – виновато потупилась Люба и замолчала.

- Тогда говори! – не выдержал паузы Лев.

- Ты месяцев через восемь станешь папой, – покраснев, созналась девушка.

Лев наклонился и подхватил ее чуть выше колен, уткнувшись носом в живот.

- Ты что делаешь! – восторженно заверещала девушка. – Поставь меня, где взял.

Лев поставил ее на ноги и весело улыбнулся.

- Так это после той первой ночи? – уточнил он на всякий случай.

- Да, снайпер ты мой, – улыбаясь, погладила его по щеке девушка.

- Да, а что было бы, найди я тебя не через три недели, а через полгода? Или несколько лет? – поинтересовался Лев.

- Не знаю. Честно, – созналась девушка. – Если говорить откровенно…

- Конечно, только откровенно, – помог ей Лев.

- На следующее утро, ну, после того дня, как ты пришел в гости к родителям, у меня был назначен аборт, – хлюпнув носом, созналась девушка. – Не уверена, решилась ли бы я на него или нет, но врач мне назначил.

- Как ты могла подумать об убийстве ребенка? – поразившись, спросил Лев, останавливаясь и резко разворачивая ее за локоть.

- А знаешь, как мне страшно было, когда я узнала? – посмотрела ему в глаза девушка, и слезы потекли из ее глаз.

- Но даже подумать об убийстве ребенка внутри себя – это огромный грех, – все не мог поверить Лев. – Ведь Высший Разум послал душу на землю для выполнения какой-то миссии, а женщина, которая должна быть хранительницей жизни, взяла этот плод и выковыряла. А если бы я встретил тебя через два дня после аборта и узнал об этом? Неужели ты думаешь, я простил бы тебе убийство моего первенца?

- Ну прости, я же не знала, что делать. Я боялась. Что родители скажут? Ведь для них это позор: дочь без мужа родила, а отец — семейный человек, – тихо произнесла Люба. – А ты что, веришь в Бога?

- Я верю в разумность Вселенной, – объяснил Лев.

- Все ведь получилось, как и должно быть? – спросила Люба.

- Это в этот раз, а в другие может не повезти, – объяснил Лев. – Ведь есть определенные условия баланса со Вселенной и другими людьми, о них разные пророки разных народов говорили. Смысл один, просто толкование разное. Один из этих законов – «не убий». Если бы ты его нарушила, мы бы уже не смогли быть счастливы. Бог, как ты говоришь, отвернулся бы от нас.

- Хорошо, дорогой, прости, я больше никогда о таком даже не подумаю! – всхлипнула девушка и прижалась к его плечу.

Он приобнял ее, давая этим понять, что простил. Дальше они шли с мыслями о том, что счастье – очень зыбкое понятие, и что для его сохранения нужны постоянные усилия обоих.



Олег Аникиенко

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться