Кольцо для феи

Размер шрифта: - +

Глава 1

Ульяна демонстративно проскакала по ступенькам крыльца кафе и уставилась на меня, как собака на отстающего хозяина. Собачников ранним утром едва ли не больше, чем спешащих на работу тружеников, поэтому такое сравнение легко пришло мне в голову. Я с достоинством процокала следом.

– Для кого вырядилась, мадама?

Видимо, у сестры давно вертелся на языке этот вопрос. Чуть не окосела, бедная, поглядывая на мои ноги.

– Для себя. Для кого же ещё?

– На работу ты ходишь только джинсах, а тут юбчонка, как будто собралась с подружками пройтись по магазинам.

– Не выдумывай, мы с тобой всё лето в платьях и юбках проходили. Скоро о тёплых деньках придётся забыть до следующего года, и я не собираюсь всё время кутаться только потому, что на календаре месяц октябрь.

– Ага! И перед зеркалом крутишься дольше обычного, потому что скоро в пуховик влезать, – съехидничала Ульяна.

Многие наивно полагают, что сёстры-двойняшки должны всегда и во всём поддерживать свои половинки. Мне же природа подарила это – нерегулярно страдающее чувством такта создание.

– Иди в своих лаптях молча, – попробовала отшутиться я. – Не завидуй красивой женщине.

Ульянка та ещё хохмачка, но мой игривый тон в этот раз не поддержала.

– Кир, меня-то можешь не обманывать. Ты хвост распушила с тех пор, как появился новый сказочник. Стажировать его сама вызвалась. Ты что задумала? Работу хочешь потерять?

От этого словесного укола у меня перехватило дыхание. Ну да, так и есть. Но что плохого в том, что я просто стараюсь быть красивой и приветливой?

– Марку сейчас нелегко. Он ещё никак от шока не отойдёт. Представляешь, в каком он находится стрессе, раз не говорит, какого ему дали Персонажа? Я помогаю ему безболезненно адаптироваться, так что нечего подозревать меня в служебном романе.

Признаюсь, последние слова были произнесены со злостью, и я, устыдившись, решила отвлечь сестру. Что у неё спросить? Что рассказать? На что обратить её внимание?

Мы вовремя остановились у бордюра – мимо со скоростью света пронёсся красный внедорожник и окатил нас из лужи.

– Козёл! – взвизгнула Ульяна, хотя вряд ли успела разглядеть водителя. С тем же успехом она могла воскликнуть «Овца!». 

У меня же все ругательства остались при себе. Во-первых, как устроилась на работу, забыла о мате, хотя никогда им не увлекалась, а во-вторых, мне на губы попала грязь.

Внедорожник остановился. Плохо дело. Если там мужик, да ещё с битой или травматом, надо бежать на каблуках без оглядки. Вдруг у него тонкая душевная организация, а Ульянкино высказывание показалось оскорбительным?

Из машины вышел высокий широкоплечий парень с потрясающей тёмно-каштановой гривой и направился к нам. Вблизи я разглядела его мужественное лицо с лёгким оттенком угрюмости. Его надбровные дуги, скулы и губы словно были выточены талантливым скульптором. Нос с еле заметной горбинкой придавал его внешности нотку бунтарства, а в тёмных глазах наверняка утонуло немало девчонок.

– С вами всё в порядке, куколки? – спросил он, даже не извинившись, и вообще в его интонации не было ничего похожего на раскаивание. От безответственного водителя так и веяло самолюбованием.

– Только я одна вижу пятна на одежде? – вскинулась Ульяна.

Я ответила спокойней, но строже:

– Вы проехали на красный по пешеходному переходу. И судя по тому, как быстро вы вышли из автомобиля, вы были не пристёгнуты. Правила не для вас?

– Какая суровая, – его взгляд сконцентрировался на мне. – Вы, наверное, работаете воспитательницей? М? – взгляд опустился. – Сексапильной воспитательницей? Я не против, чтобы вы меня наказали.

Меня словно окатили ещё раз, уже из более глубокой лужи. Такой молодой, а ведёт себя, как хозяин жизни! Ноль без палочки, и машину ему, скорее всего, папочка купил.

И задело, что он почти угадал мою профессию, а это чуть ли не вмешательство в личное пространство. Мы с сестрой не воспитательницы, конечно, но что-то родственное в нашей работе есть.  

– На ком-нибудь другом отрабатывай свои подкаты, – опередила меня сестра.

Он сунул руки в карманы лёгкой куртки.

– Понял. Вы барышни интеллигентные и высокоморальные, – в его низком голосе появились тёплые нотки, – с вами надо по-другому. Позвольте мне оплатить химчистку и подвести вас… до детского садика?

Он обольстительно улыбнулся, но я не подарила ему в ответ своё расположение.  

– Нет, спасибо. Мы сами со всем справимся.

– Но я же могу надеяться на то, что снова вас увижу?

– К сожалению, мои надежды противоположны вашим.

– А можно видеть вас во сне?

– Сколько угодно, – бросила я, разворачиваясь на ходу. – Всего доброго!

Какой наглый? И чуть людей на «зебре» не снёс, зато он красавчик! Остановился ведь только потому, что познакомиться вдруг захотелось.

Ну его. Впереди восхитительный рабочий день. У ловцов других не бывает.

 

Лис каждое утро начинал с «плача Ярославны», поэтому никто в столовой не обращал на него внимания. Повыступает да и успокоится.

– И он мне такой говорит: «А можно тебе писать на вацап?». Да у меня глаза были как колодезные люки от этой заявы! Дети совсем с ума посходили от своих гаджетов. Ну откуда у меня может быть смартфон, я же сказочный персонаж?!

Я взяла поднос и пошла к нашему любимому столику. Рабочий день у нас непременно начинается с завтрака, как в детском саду. Большее сходство с заведением для малышей нашей организации придаёт и тот факт, что у нас есть тихий час после обеда. Во время учёбы я об этом могла только мечтать, потому что, как все студенты, на парах хотела кушать и баиньки, вместо того чтобы грызть гранит науки.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Отредактировано: 17.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться