Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

1

***

Более чем за пятьдесят тысяч лет до этого молодая принцесса уалеолеа пришла к своему отцу.

— Мне было видение, из тех, что приходят непрошеными, — сказала она. — Из тех, что мы не зовем и не ждем.

— Говори, Асториан! - сказал правитель бессмертных.

— Многое ждет наш мир. Будут хорошие времена, будут и тяжелые. Баланс не всегда будет храним. Зло не раз явится в разных обличьях, и в разных обличьях придет добро. Пройдут десятки тысяч лет, и над Вселенной вновь нависнет угроза. И тогда должно исполниться одно условие, чтобы она была спасена.

— Какое условие? — спросил правитель.

Закрыв глаза, Асториан воскресила в памяти открывшееся ей и описала отцу свое видение.

— И еще одно я видела — о себе, — добавила она. — Я уйду слишком рано, чтоб сохранить память об этом на тысячи лет. Но мое предсказание должно остаться. Кто бы ни правил на Коралии, он должен знать мои слова.

— Хорошо, дочь, - ответил верховный уалеолеа. — Мы сохраним твое предсказание, будем передавать от одного другому, увековечим в свитках, и оно не исчезнет в веках. Но жаль мне, что ты недолго пробудешь с нами…

 

***

А дальше… Дальше Карина наблюдала все словно со стороны, как будто все происходило отдельно от нее. Аньку усадили в кресло, напоили водой. Истерика быстро перешла в тихую фазу, теперь она сидела, крепко прижавшись боком к Ваньке, и мелко дрожала. Ванька полностью сосредоточился на подруге, обнимал ее, уговаривал выпить еще воды. Карина тоже подсела ближе и тихонечко гладила Аньку по руке. Наверно, забота об Аньке и помогла ей не сойти с ума…

Синеглазый инопланетянин объяснил, что сейчас космический корабль наберет разгон, это займет около четверти часа, затем последует выход в подпространство. Говорил он размеренно, вкрадчиво, голос его успокаивал, протекал за нервную вздернутость паники или мертвую отрешенность. Как будто убеждал, что все хорошо, создавал ощущение безопасности. Этот же синеглазый представил своих коллег. Сам он оказался психологом, зеленоглазый — пилотом корабля и руководителем, а кареглазый - техником. И все - профессиональные космические спасатели. Имена у них были своеобразные, словно разделенные на две части: короткая первая, вслед за ней следовала еле заметная пауза с придыханием, и затем вторая часть, длиннее. Зеленоглазого капитана звали Ко'Арицци. Синеглазого звали Ор'Майо, кареглазого — Ин'Тарс.

Втроем они были стандартной спасательской группой на корабле быстрого реагирования из службы «Голос жизни». Ор'Майо рассказал, что название дано по имени установок, которые курсируют возле населенных планет и отслеживают состояние живой материи на них. Именно с такой установки был получен сигнал, что на Земле начинается катастрофа.

— Наша планета погибла за час? — с тихим ужасом спросил Андрей. Теперь он говорил очень редко, через силу.

— Да, поэтому, к сожалению, мы не смогли оказаться здесь быстрее. Коралия находится в другой галактике, - спокойно ответил Ор'Майо.

Разгон они почти не почувствовали, вероятно, существовали способы уменьшения перегрузок. Ребята отрешенно смотрели в прозрачную переднюю стену, видели, как зеленая Земля исчезла из поля зрения, как слева перестала маячить Луна…

— Но с одним вы просчитались! В космосе должна быть невесомость! - воскликнул Дух. В его голосе звучала победа, но в глазах была мольба, словно он просил подтвердить свое предположение. Он и просил: снять занавес, убрать декорации, унести бутафорию… И поставить все на свои места. Все должно быть на своем месте: Земля под ногами, города, леса, моря, горя и реки на ней, небо над головой. А космос — где-то далеко, в мечтах, недостижимый.

Хватается за последнюю соломинку, подумала Карина. А еще хотел в космос полететь… Бедный Дух, бедные они! Что будет с ними, когда они полностью осознают то, что произошло. Ведь скорее всего у нас такой же шок, как от сильной раны, когда течет кровь, а ты ничего не чувствуешь. Карина переглянулась с Карасевым и грустно кивнула на Духа. Андрей, как и она, умел безошибочно отличать истину от обмана. Случившееся с Землей было правдой. Невероятной, сногсшибательной, фантастической, ужасной правдой.

Ничего и никого не осталось… Мама, папа, дедушка, двоюродный брат, друзья по университету… Миллионы, нет, миллиарды людей, цивилизация, культура… Никого больше нет. Это невозможно осознать, об этом пока нельзя думать. А они, пятеро друзей, подвешены посреди космоса в руках у неизвестных инопланетян. Сквозь отрешенность прорвался резкий животный страх. Карина судорожно сжала ручки кресла. Ей тоже захотелось закричать, как Анька, криком пробить нереальность, невозможность происходящего. Но так было нельзя. Нельзя создавать панику, впадать в истерику. Лучше стиснуть зубы, стерпеть. Если можешь терпеть — терпи, если не можешь — тоже, учили ее с детства.

— Искусственная гравитация, — ответил Духу Ор'Майо.

— Ага, ну это ладно, - как заправский иезуит заметил Дух. — Готов поверить! Но если вы инопланетяне, то почему вы люди? Не слишком ли большое совпадение?

— В Союзе Мирных планет четыре человеческие расы. Жители Коралии — одна из них. Кроме того, у нас много гуманоидов. Так что человекообразная форма жизни достаточно распространена, — объяснил Ор'Майо.

Пока шел разгон, он попросил ребят сообщить свои имена, возраст, род занятий и прочее. Странно, но вымученный рассказ о себе позволил хотя бы немного ощутить реальность происходящего. Затем капитан Ко'Арицци велел максимально расслабиться и приготовиться, потому что сейчас произойдет прыжок через подпространство, а Ор'Майо пояснил, что больше всего это похоже на выключение света перед глазами и бояться нечего.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться