Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

9

***

Два дракона, мощно взмахивая крыльями, улетали на закат, где  между скалистых пиков виднелся краешек заходящего солнца. Эл'Боурну, добравшемуся сюда первым, удалось взять себя в руки. Все хорошо, говорил его разум, ничего не случилось. Подумаешь, прокатилась на драконе с другим Древним. Да этих Древних вокруг нее каждый день вон сколько увивается! И со всеми она такая же вежливая, заинтересованная, со всеми держит дружескую дистанцию… Все хорошо. Нет поводов для беспокойства. Да и с какой стати ему беспокоиться… Он даже ни разу не намекнул ей о своих чувствах. Какое право он имеет ревновать и злиться!?

- Давайте еще немного здесь побудем, - предложила Ки'Айли. - Все-таки сегодня сбылась моя давняя мечта!

- Давайте, - улыбнулся Эл'Боурн.

Не сговариваясь, все трое сели на край утеса, свесив ноги вниз. Ки'Айли с детской непосредственностью болтала ногами, одетыми в зеленые туфельки. Закат догорал золотом, а спускавшаяся ночь была лиловой.

***

Сидя между двумя высокими Древними, Ки'Айли задумалась. Задумалась о том, что иногда будущее сбывается неожиданным образом. Она всегда знала, что обязательно полетит на драконе. Но не могла предложить, что полетит с загадочным наследником Правителя, которого боялась все детство. Краем глаза она посмотрела на его красивое серьезное лицо и одновременно устремила внутренний взор в его будущее. Возможно, пришло время для этого.

Но вдруг видение, внезапное и спонтанное, наплыло из будущего и накрыло разум. Его путь упирался в черную стену, и сознание Ки'Айли тоже ударилось об нее. Это было не сейчас, много позже, но черная стена – смерть - настигнет его. Черная стена в ее видениях всегда означала одно. Сердце бешено забилось. «Может быть, мне показалось», — впервые в жизни засомневалась Предсказательница. Она перевела внутренний взор на любимого брата, Эл'Боурна, вот уж чье будущее она знала, предсказала еще в детстве, стоя на берегу в сочной зеленой траве. Черная стена наплывала и здесь. Путь любимого брата тоже упирался в угольно-черную стену.

Ки'Айли ощутила, как одновременно с тем, как из будущего двух ее спутников в сознание наплывают черные стены, внутри нее появляется вязкая, неуправляемая паника. Предсказательница попробовала взять себя в руки… Что ж, есть один человек, чье будущее она не любила смотреть, но иногда это делала. Этому человеку, согласно ее прогнозу, предстояла жизнь, полная самоотверженного долга, наполовину добровольное заточение на Коралии, но не смерть. Этим человеком была она сама. Ки'Айли, пытаясь отодвинуть черные стены, закрывавшие будущее ее спутников, посмотрела свой путь… И здесь в будущем маячила черная стена. Она стояла там - неподвижная, спокойная, непреодолимая стена. И неизбежная.

- Что ты видела, Ки'Айли? - спросил Рон'Альд, внимательно всматривавшийся в ее застывшее лицо.

- Черную стену, - ответила девушка. - Мы все трое… мы все умрем.

- Черную стену? - удивился Эл'Боурн, - Но почему ты считаешь, что мы умрем? И кто мы?

- Мы — все трое, - серьезно ответила Ки'Айли. Ей удалось успокоиться. В своих видениях она много что видела: смерти, пожары, взрывающиеся космические корабли, даже гибнущие в других мирах планеты, страдания разумных и неразумных существ. И она давно привыкла к этому, научилась смотреть отрешенно, не вживаясь. Это было нелегко, иногда ее захватывало видение, крутило и отпускало, только измучив разум.  Но обычно Ки'Айли удавалось удержаться от паники, горя и страха. Просто в этот раз видение смерти касалось лично ее и близких людей. Это было неожиданно и страшно. Словно вся твоя жизнь - вдруг, без предупреждения — уперлась в черную стену и остановилась. И действительно три жизни Древних, сегодняшних драконьих всадников, остановились, наткнувшись на неизбежные черные преграды.

- Мы трое, - повторила Ки'Айли. - Я видела черную стену в будущем каждого из нас. Это были спонтанные видения, хоть они и пришли, когда я захотела сама посмотреть будущее. А черная стена в моих видениях всегда означает одно. Смерть. Я знаю это с детства.

- Но мы все когда-нибудь умрем, - улыбнулся Эл'Боурн. Ему хотелось успокоить девушку разумными доводами, доказать, что то, что ее напугало — невозможно. - Наш век долог, но и мы умрем. Так что, похоже, каждое смертное, даже долгоживущее, существо в конце пути ждет смерть, и твое видение только лишний раз это доказывает.

- Нет! - твердо сказала Ки'Айли. - Когда человеку или  Древнему суждено умереть от старости, или умереть очень нескоро, пусть и от несчастного случая… Оба эти варианта я вижу как путь, уходящий все дальше и дальше, он превращается в ниточку, и наконец — прерывается. Словно нить, становясь все тоньше, обрывается. Но тут другое. Черная стена означает смерть преждевременную, трагическую. Чем ближе она, тем быстрее мой взор упирается в эту стену. У нас с вами еще есть сколько-то времени — я не могу сказать точно, несколько десятилетий, может быть, сотен лет… Но мы трое, присутствующие здесь,  погибнем.

- Вместе или по отдельности? - спросил Рон'Альд. Его лицо выражало предельно серьезное отношение к ее словам.

- Вместе или по отдельности — я не знаю. Это спонтанное видение, из тех, что я не могу увидеть точнее, расшифровать, вывести детали… Одно из тех, что предупреждает о неизбежности.

Ки'Айли вздохнула, ей было на самом деле страшно.

- Ки'Айли, - Рон'Альд мягко коснулся ее плеча, - я понимаю, что это страшный образ, и о нем не хочется вспоминать. Хочется забыть и постепенно прийти к выводу, что это только ошибка разума, фантазия, не больше. Но, понимаешь, что значит, что должны погибнуть трое Древних? Мы знаем, как непросто нас убить, как редко гибнут Древние. Скорее всего… Я практически в этом не сомневаюсь, это означает, что всему нашему миру, а может быть, и всей Вселенной грозит опасность. Что погибнуть, уткнувшись в черную стену, можем не только мы.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться