Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

13

Он сделал несколько красивых движений мечом, подбросил его вверх, поймал.

— Такие мечи, одноручные, рубяще-колющие, обычно с прямым лезвием, весом до двух килограмм, использовали и часто используют в разных мирах. У вас на Земле они назывались мечами романского типа и применялись вплоть до позднего Средневековья, когда начался переход к колющим и колюще-рубящим формам оружия. На Коралии именно такой меч был пращуром силовых. Эти тренировочные — именно такие, только покороче и полегче. В разных мирах и в разные времена существовали различные техники боя на мечах — с большим щитом, с маленьким, без щита, конные бои...  Однако, поскольку ты претендуешь в дальнейшем на владение силовым мечом, — он слегка усмехнулся, —  есть смысл освоить именно древнекоралийскую технику — без щита, с легким одноручным мечом. Как правило, научиться владеть даже простым мечом, не говоря о силовом, требует многих лет постоянных тренировок. Я не думаю, что у тебя будет столько времени. Но какое-то впечатление ты получишь...

«Ничего себе, целая лекция, - подумала Карина, - а я считала, что надоела ему и на меня жалко времени...»

— Руку наполовину согнуть, меч поднимаем лезвием вверх и немного наклоняем, — он показал, как именно, подправил ее движение, — держать, как и рапиру  не слишком крепко. Базовая стойка — правым боком к противнику, почти как с рапирой…

Это было намного интереснее обучающей программы. И понятнее. Еще никогда ей не было так легко учиться. Сущее удовольствие, давно забытое со времен, когда она училась рисовать или петь в детстве.  Все, что он показывал,  она понимала, словно он обращался не только к ее разуму и телу, а к каким-то внутренним чувствам, чутью, присущему каждому человеку, но крепко спящему в обычной жизни. И новые навыки как будто просто проникали в нее. А исходящее от него ощущение легкости заставляло поверить, что новое дело совсем несложное. Сначала Карина не понимала,  с чем связано это ощущение, пока в какой-то момент, когда она старалась воспроизвести трудный для нее удар, он не заметил:

— Ты слишком погружаешься в процесс. Слишком стараешься сделать правильно и много думаешь. Нужна отрешенность. Представь себе, что все, что снаружи — твоя рука с мечом, противник, окружающая обстановка — это фильм или игра, которыми ты можешь управлять, не погружаясь в них. И еще — представь, что ты умеешь делать это автоматически, легко, отстраненно. Что меч – продолжение твоей руки.  Это уже многое даст. Правильное отношение часто бывает половиной успеха.

Карина попробовала. И, как ни странно, это оказалось самым трудным. Отрешиться самой не получалось, ее постоянно затягивало «в процесс», как выразился Рональд. Получалось - только поймав его волну.

— Вот этому научиться для тебя сейчас самое важное, — сказал он. — И применить к  работе, — и убрал оружие. Они тренировалась около полутора часов. Несмотря на то, что меч весил не больше килограмма, Карина чувствовала, что рука ощутимо устала. Но в целом особой усталости она не чувствовала, ему удавалось чередовать нагрузку и отдых, и прервать занятие ровно в тот момент, когда она начала уставать.

Карине было необыкновенно приятно. Удивительно, но оказалось, что он вовсе не потерял интерес к общению и ни с того ни с сего уделил ей столько времени и внимания.  Не каждому доводится учиться у Тарро Рональда, подумала она. В сущности, это, наверное, уникальный случай.

— Думаю, общее впечатление ты получила, — сказал он. — Иди отдыхай. И завтра жду тебя с отчетом не позже восемнадцати.

— Эээ… Спасибо, — сказала Карина, — а почему не позже восемнадцати?

— Потому что ты слишком большое значение придаешь своей работе, и от этого может страдать ее эффективность, — усмехнулся он. — Остальные твои бойцы могут работать дольше. Доброго вечера, Карина, — тепло улыбнулся, сверкнув белыми зубами,  и Карина поняла, что  уж теперь пора и честь знать.

— Доброго вечера, — ответила Карина и вдруг остановилась. Оглянулась - ей немного хотелось отомстить.

— А можно вопрос? — спросила она.

— Конечно.

— А для тебя это что? — она кивнула головой в сторону стены с оружием.

— Кроме очевидного, — он опять усмехнулся, — это искусство.

— Ясно… - сказала Карина и отправилась к друзьям. Пожалуй, ей совершенно не хотелось рассказывать им о времяпрепровождении в спортзале. А все, что он сказал по поводу отрешенности, надо было обдумать. Но какая отрешенность, если только и делаешь, что думаешь и удивляешься?!

 ***

На следующее утро она решила применить принцип отрешенности к работе. В словах Рональда явно был смысл. Она слишком сильно переживала, увлекалась, нервничала, слишком много думала, как выглядит со стороны, не считают ли ее некомпетентной глупой девочкой, занимающей эту должность только потому, что ее назначил Тарро. В общем, она много думала лишнего, вместо того чтобы сохранять спокойствие внутри и решать конкретные задачи.

Полдня у нее получалось. Алгоритмы писались, спасатели тренировались по медицине, кроме того, прибыли новые — из тайванской спасательной службы, и она снова проводила собеседования. Последнее было самым интересным. Карина решила, что нужно снова провести «вводную лекцию», настолько ей это понравилось в первый раз.

Однако ко второй половине дня Карина увлеклась. Написание алгоритмов, постоянная обратная связь со специалистами, новые идеи так захватили ее, что, не будь Вейрро, она опять забыла бы перекусить и вообще обо всем бы забыла… Только одно не давало так сильно погрузиться в работу. Отчет Рональд ждал к восемнадцати — и с шестнадцати Карина начала с нетерпением посматривать на часы. Интересно, что он «выкинет» сегодня? Потребность в общении с Тарро стала неотъемлемой частью жизни. Весь день она каждую секунду сердцем, кожей и какой-то частью сознания постоянно ощущала его присутствие в своей жизни и где-то тут недалеко.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться