Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

Глава 15. Вместе

 В Белом Замке начинался бал. В необъятном Приемном Зале собрались почти все Древние и множество коралианцев. Небольшие картины на космическую тему украшали белоснежные колонны, а потолок в этот вечер имитировал звездное небо с системой Арейа в центре. Торжественное мероприятие посвящалось окончательному вхождению планеты Арктурус с его гуманоидной расой в Союз, который прежде состоял только из Коралии и Беншайзе. Были на балу и гости с Арктуруса — среднего роста тонкокостные гуманоиды с большой вытянутой головой, безволосые, но наделенные красивыми тонкими чертами лица. Глаз у них было три, и некоторые коралианцы именно это воспринимали как нечто чуждое. Впрочем, все так радовались созданию Союза Трех Планет, как стали величать его с момента присоединения Арктуруса, что внешность инопланетян никого особо не смущала. В галактике коралианцы видели и куда более причудливые расы, многие из которых были наделены разумом.

Эл'Боурн вошел и осмотрелся, встав возле одной из колонн у входа. В Зале звучала приятная музыка, многие танцевали. Вдоль стен стояли длинные столы, сервированные блюдами и напитками. Кроме них, по залу курсировали маленькие столики на силовой подушке — новейшее изобретение коралианцев — уставленные напитками и закусками. Эл'Боурн нашел глазами Правителя — в первую очередь нужно было поздороваться, а затем… Он заскользил взглядом по залу и быстро выхватил среди Древних и коралианцев невысокую фигурку в пышном бело-зеленом платье до колен. Ки'Айли, как обычно, была окружена Древними. Па'Рици — почему-то неуверенный, с виноватым видом, Ал'Гор и трое Древних постарше... Как это часто случалось, контингент менялся, но Ки'Айли никогда не оставалась в одиночестве. Никто из этих Древних не волновал Эл'Боурна, потому что он точно знал, что никто из них не был дорог Ки'Айли больше, чем просто друг. Даже ее бывший парень Па'Рицы и близкий друг Ал'Гор, не отходившие от нее на всех мероприятиях, оба влюбленные в подругу детства. Мальчишки, которых Эл'Боурн когда-то тренировал с силовым мечом, выросли и оставались неразлучными друзьями — в свободное от Ки'Айли время.

А вот это уже было серьезнее: от группы арктурианских гостей, окружавших Эл'Троуна, отделился Рон'Альд и подошел к кружочку с Ки'Айли. Напряжение, так до конца и не оставлявшее Эл'Боурна, снова жестким стержнем вонзилось в грудь. Конечно, ужин у Энио, на котором присутствовал и он, и наследник Правителя, несколько успокоил Эл'Боурна. Ки'Айли была с ним точно так же дружелюбна и внимательна, как и с братом. Ничего особенного не бросалось в глаза. Да и сам Рон'Альд, казалось, просто рассказывает всем о ходе расследования, о срочных делах с Союзом планет, интересуется ее картинами и жизнью. Никакой особой связи между ними, искрящегося напряжения влюбленности Эл'Боурн не заметил. Создавалось впечатление, что им просто легко общаться друг с другом, и девушка выделяет его только как интересного собеседника и человека, способного понять ее с ее Даром. И не более того. Эл'Боурн немного успокоился, но все же напряжение и досада вздернули его струной, как только он увидел, что к Предсказательнице приблизился Рон'Альд. Это уже было серьезнее Ал'Гора и прочих…

 

***

— И что же, арктурианцы были настолько рады альянсу, что устроили космический фейерверк по всей орбите? — поинтересовалась Ки'Айли у Де'Нейрона, рослого светловолосого Древнего лет девятисот. Он только что вернулся с новой Союзной планеты.

— Не только, — Де'Нейрон отпил глоток прохладительного напитка, — они еще и объявили всепланетные выходные на пять дней и массовые гуляния по этому поводу!

— Радостная раса! — заметил Ал'Гор. — Думаю, нам всем стоит поближе с ними познакомиться.

— И я так думаю, — улыбнулась Предсказательница.

— Могу предложить тебе через три дня слетать со мной на Арктурус, — со светской галантностью сказал Де'Нейрон, обращаясь к Ки'Айли.

— Это надо обдумать, благодарю, — снова улыбнулась девушка. «Как же мне это надоело, – подумала Ки'Айли, – ведь все не то, все не то…»

Неожиданно она ощутила рядом с собой ставшее знакомым проникновенное присутствие. Рон'Альд подошел и, встав справа от нее, приветствовал всех. Вот ему Ки'Айли была рада.

— Ты тоже вчера вернулся с Арктуруса? — непринужденно спросила она у него. И одновременно с этим мысленно попросила: «Уведи меня отсюда». Ки'Айли понимала, что он, наверняка, соблюдает этическое правило не читать мысли других Древних.. Но, может быть, если думать «очень громко» и обратиться прямо к нему, то он услышит.

— Пойдем потанцуем, принцесса, — вдруг сказал Рон'Альд, предлагая ей руку. «Принцесса» утвердительно улыбнулась, изящно раскланялась с окружающими и пошла с ним танцевать. Весь вечер Ки'Айли была окружена Древними, время от времени танцевала с кем-нибудь из них, но только сейчас ей по-настоящему захотелось танцев.

— Для начала, — добавил Рон'Альд, когда они отошли ближе к центру зала. «И верно, услышал», - подумала Ки'Айли. Звучала легкая, в меру быстрая, но очень мелодичная музыка, что-то из произведений современных коралианских менестрелей. Танцевали под нее достаточно свободно и индивидуально. Рон'Альд повел ее не слишком быстро, так, чтобы можно было разговаривать.

— Тебе совсем надоели твои поклонники? — с улыбкой спросил он.

— Да, — спокойно призналась Ки'Айли, делая легкий разворот под его рукой.

— Почему?

— Потому что никто из них не видит и не понимает меня, — искренне сказала девушка. — И от такого внимания устаешь. Одни восхищаются и влюбляются. Другие — постарше, как правило, — рассматривают меня как перспективный вариант для отношений, я им нравлюсь. Но не более того. Эти Древние подчеркнуто внимательны, интересуются моими вкусами, готовы предложить многое, стараются заинтересовать и соблазнить. Иными словами, знают подход к женщинам! Но все они не видят меня, и не понимают. И никто из них, ни обожающие или влюбленные, ни соблазняющие и расчетливые, никто из них не дает мне то, что я хочу. И никому из них я не могу дать то, чем хочу делиться, ни в ком из них не чувствую того, что ищу. Иногда обычные люди, не Древние, даже интереснее. Кстати, у меня есть возлюбленный, — улыбнулась Ки'Айли в развороте. — Он странствующий рыцарь в средневековом мире. Он пытается понять, кто я такая и какая я, посвящает мне свои подвиги и стихи. Я для него загадочна и интересна. И в этом что-то есть…Нечто чарующе-настоящее. Он хотя бы пытается разгадать меня, как загадку.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться