Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

15

 ***

Они танцевали! Танцевали так, словно делали это всегда. Как будто репетировали много раз и теперь выступали среди профессиональных танцоров. Все Древние танцуют прекрасно, любые сложные элементы, па, поддержки. Но тут было другое, не природная пластика и ловкость, не врожденная координация движений и отличные физические данные. Все это было неважно. Это был танец понимания, проникновения друг в друга, танец чувств — такой, какие редко случаются между партнерами. И видел это не только он. Кто бы мог подумать, что недоступная Предсказательница и загадочный Рон'Альд… — говорили переглядывающиеся лица Древних в зале.

Душа Эл'Боурна упала. Все, о чем он подозревал, в чем убеждался и разубеждался снова, но все же не верил до конца, все оказалось правдой. Все внезапно, раз и навсегда, стало ясно. Да, то, что мнилось и чудилось, то, что выплывало или скрывалось снова — призрак чего-то недоступного, чего-то глубокого и стихийного, неподвластного, уносящего от него Ки'Айли — все оказалось реальностью.

Боль, режущая душу до слез, сжала грудь, втоптала в пол. Эл'Боурн прислонился к колонне. Он никогда не думал, что душе может быть настолько больно. Что можно ощущать настолько сильное горе, что становится сложно устоять на ногах. И даже тело, тренированное сверхчеловеческое тело Древнего, теряет силы. Он смотрел на них, хотел, но не мог отвести взгляд. И ведь это было красиво! И она была красивой, как всегда — и как никогда до этого. Даже сейчас, когда она кружилась, движимая руками другого, Эл'Боурн любовался ею. И знал, что теряет навсегда... Почему, ну почему он не сказал ей раньше, что любит ее?! Может быть, все было бы по-другому! Эл'Боурн на секунду прикрыл глаза рукой, словно пытался смахнуть тревожное наваждение... Но вновь посмотрел в зал и увидел, как кисть его любимой — прозрачно-светлая — сплетается в танце со смуглой ладонью Рон'Альда.

— Оставь все идти своим чередом, — на плечо Эл'Боурна легла большая, но тонкая холеная рука, умеющая прикасаться. К его удивлению, от этого прикосновения боль словно ослабла, растеклась, устремилась в пол…

Эл'Боурн обернулся. Справа стояла Ор'Лайт – высокая блондинка с волнистыми волосами и идеальной фигурой, в облегающем длинном платье голубого цвета. Примерно тысячу лет назад погиб муж Ор'Лайт, с которым она была связана Одобренным браком. Мало кто мог представить себе, что пережила при этом Ор'Лайт. Но она пережила. Замуж снова она не пошла, хоть от желающих не было отбоя. И всю последнюю тысячу лет славилась своей любовью к мужчинам, которой, вероятно, пыталась утешиться от невообразимой потери. Меняла мужчин она часто и регулярно, но все же была изысканно разборчива, поэтому вряд ли среди Древних нашелся кто-нибудь, кому не польстил бы ее интерес.

— Приветствую, Ор'Лайт, — почтительно поздоровался Эл'Боурн.

— Привет, Эл'Боурн, — высокая красавица слегка улыбнулась. И повторила:

— Оставь все идти своим чередом. Сейчас ты ничего не сможешь сделать.

Она устремила взгляд туда же, в центр зала, где Предсказательница Ки'Айли танцевала с наследником Эл'Троуна.

— Просто знай, что время всегда на нашей стороне — пока мы живы. Она хочет понимания и глубины, поддержки и внимания к своей молодой парящей личности. И пока он рядом, все это у нее будет. Но когда-нибудь ей по-прежнему будет хотеться всего этого, но его не будет рядом. И тогда рядом с ней можешь оказаться ты.

— Откуда ты это знаешь? — спросил Эл'Боурн, не в силах скрыть в голосе горечь.

— Поверь мне, Эл'Боурн. Мне пять тысяч лет, я хорошо знаю, что время меняет все. Я знаю, как живут, чувствуют и думают живые существа. И еще, — Древняя шаловливо рассмеялась, — я немного подсмотрела ее мысли!

— А его? — с живым интересом спросил Эл'Боурн. Ор'Лайт конечно же владела телепатией, а этический закон не читать без разрешения мысли других Древних, вероятно, нарушала. Ор'Лайт вообще нарушала многие законы, но никто не смел ее осудить. А если бы кто-нибудь осмелился — Эл'Троун лично поставил бы наглеца на место. Он многое ей прощал, понимая, как сказалась на ней невосполнимая потеря. Он и сам состоял в Одобренном браке и знал, что означает эта неразрывная связь, прервать которую может лишь смерть. Прервать и оставить вечную пустоту и тишину в том месте, где раньше было другое живое существо — в половине себя.

— О! — снова рассмеялась Ор'Лайт. — У этого мальчика такая защита, что мне не просочиться! К тому же он обнаружил бы любую попытку подглядеть. Так что, Эл'Боурн, нам придется довольствоваться тем, что имеем. Оставь. Просто знай, что у тебя еще будет шанс. Подожди. Ты не должен допустить только одного. Чтобы их связал Одобренный брак. Тогда и только тогда она станет недоступной для тебя на всю жизнь.

— Но как я могу не допустить? — удивился Эл'Боурн. Он не сомневался, что Ор'Лайт подсматривает и его мысли, поэтому скрывать, что его тревожит и о чем он думает, все равно было бесполезно. Да и рука, касающаяся его шеи, легко гладившая его плечо и спину, слишком сильно ему помогала… Она словно стирала часть боли и горечи, размазывая ее во времени и пространстве.

— Никак, — улыбнулась красавица, изящно поведя бровью. — Но если очень захочешь, то ты сможешь это сделать.

— Не понимаю! — горько рассмеялся Эл'Боурн. — Ты говоришь, я не должен допустить, но при этом утверждаешь, что сделать это способа не существует.

— Противоречия нет. Само наше сильное желание или нежелание делает что-либо возможным или невозможным. Бывают случаи, когда другие вмешательства недоступны.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться