Кольцо Событий. Книга первая: Игры.

Размер шрифта: - +

15

***

Карасев ушел, можно было спать, но сон не приходил. Просто ни в одном глазу. Карина укуталась в пушистое одеяло и постаралась расслабиться. Они с Андреем все расставили по местам, рассмотрели все возможные объяснения. Но этот разговор расстроил ее. Версия, что Рональд просто водит их за нос, демонстрируя Карине интерес, выдавая те сведения, которые, на его взгляд, нужно знать землянам, казалась очень логичной. Так ведь он с легкостью может сформировать у них нужное ему отношение к Союзу, к Брайтону…

Это расстраивало до невозможности. Ошарашивающая, но возвышенная растерянность прошедшего вечера спустилась с небес на землю, ударилась об нее и превратилась в противное чувство разочарования, которое делало собственные иллюзии особенно обидными.

Но в то же время сердце и другая, более импульсивная и гибкая, часть сознания, упорно утверждали, что она не могла ошибиться. Он действительно хотел ее поцеловать. Она же не каменная и не маленькая несмышленая девочка! Карина подумала, что никогда не забудет, как улыбка стремительно сползла со смуглого лица, а в черном космосе просквозило нечто невыразимое, бездонное, как пропасть. Что его так задело в ее шутке? «Можно подумать, сам он лучше пошутил?!» - с возмущением подумала Карина. Все чувства, ощущения и вся ситуация говорили только об одном. Она ему небезразлична. Но почему тогда он не стал ее целовать?

О, Господи! Как с ним все непонятно, с этим Тарро! Нуу… Может быть, потому что ему нет смысла заводить отношения с таким недолговечным созданием, как человек, пусть даже с коралийским сроком жизни.. Она ведь не Древняя и не эльфийка какая-нибудь… Да, но… Но поцеловаться-то можно! Карина устыдилась собственных мыслей и попробовала вернуться в конструктивное русло. А конструктивное русло однозначно гласило, что единственное рациональное объяснение было дано Карасевым. Тарро подыгрывает, эпатирует ее. И все. Это было обидно, больно, сердце сжималось при этой мысли, а сознание ощетинивалось иголками.

Но чувства снова стремились к тому, что она почувствовала на берегу. Сердце рвалось к этому осознанию — и разрывалось от него, закручивая мысли в новый водоворот. Он был Хранителем Вселенной, Хранителем Миров, единственным теперь, когда ушли другие Древние. И только Бог знает, сколько одиночества и боли могло быть на этом пути. Ки'Айли — Карина хорошо запомнила имя Древней из прошлого Рональда — какая-то, вероятно, трагичная история любви, потом умершие жены и приемные дети — столетия потерь... Представить это было невозможно, только понять душой и сердцем, тут же рвавшимися от этого и стремящимися к нему.

Он поцеловал бы ее, если бы не… Если бы не что? Неожиданно сердце замерло от осознания. А может быть, он не просто решил не целовать ее? Может, он решил больше с ней не общаться? Ведь молчал всю дорогу… Сердце облегченно вздохнуло и снова забилось — тогда он не поцеловал бы ей руку… Но, может быть, на прощание? Карина задохнулась от этой мысли и перевернулась на другой бок. С этими размышлениями нужно было заканчивать. Артур… Почему она не думает о нем? Почему она, как последняя дурочка, думает, что ее не поцеловал другой человек? По идее, она вообще должна быть возмущена. Причем не тем, что не поцеловал... А тем, что вроде как собирался? А если, нет… А если ей показалось?

Карина перевернулась на спину и попыталась расслабиться. Не помогло. Тело отпускало напряжение, руки и ноги расслабленно таяли на кровати, но ум, словно лазерный пучок, концентрировался на одном и том же. Ну не могло быть по-другому! Ресторан, платья, тренировка… Но ведь и Карасев может быть прав… Нет, это пытка какая-то! Чему верить?

«Да ничему, - неожиданно спокойно сказала какая-то ее внутренняя часть. Что-то, глубоко запрятанное и все это время спокойно и отрешенно наблюдавшее ее метания. – Ничему - ты вообще не должна об этом думать. Скоро все опять изменится. Ты вернешься на Коралию, и снова будет Артур. И все понятно. Все снова будет понятно… И что, я тогда никогда его больше не увижу? - возмутилась другая, тонкая, растерянная и падающая в черную космическую бездну, часть Карины. – Не увидишь — и не надо, зачем тебе?»

О, Господи! Карина открыла глаза. Поплакать по-прежнему не получалось, в груди набирал обороты вихрь, который закручивал и мысли. Но как же так… Ведь все очевидно — она ему небезразлична, Хранителю Вселенной с бездонным теплым космосом в глазах, которого только и стоит любить... И он ей небезразличен... Карина замерла. Чувства остановились, как у порога, замерли и снова пошли. Уфф… Надо взять себя в руки. Еще ничего непонятно. Но почему он молчал всю дорогу обратно… И почему поцеловал ей руку — он, правитель Тайвани, Хранитель Вселенной и настоящий наследник Эл'Троуна, между прочим... Она попробовала остановить вихрь и неожиданно для самой себя резко, решительно села.

Все, так нельзя. Пытка сомнениями, неопределенностью стала невыносимой. Она должна расставить точки над «и» прямо сейчас. Иначе она с ума сойдет. Она должна поговорить с ним. Посмотреть на него, понять, решил ли он дальше с ней не общаться или что вообще! И в конце концов! Задать все вопросы о балансе, об уходе Древних…

Почему она должна лежать здесь, как пятнадцатилетняя девочка, и мучиться, что это ее не поцеловал какой-то мужик? Почему она ведет себя с ним, как ребенок, смущается, теряется, сначала задает кучу вопросов, потом раскаивается в этом… Что это вообще за ерунда. Надо все выяснить прямо сейчас. Взрослые люди, когда у них есть вопросы к другому — договариваются о встрече, спокойно обсуждают все, что их интересует. А не валяются полночи без сна, думая и гадая, как школьница, которой мальчик не ответил на смс.

Карина решительно взяла инфоблок. Он Древний. А значит, маловероятно, что спит сейчас. К тому же Карина уже выучила, что если человек спит, то инфоблок, умеющий сканировать «состояние жизненных функций», так и сообщает звонящему, мол, абонент спит.



Лидия Миленина

Отредактировано: 13.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться