Кольцо Событий.2.Хранитель Вселенной-3.Одобренный брак

Размер шрифта: - +

Глава 6. Приговор

После того как Карина и Дух ушли, Совет заседал еще долго. Все факты были проверены дважды. Доказательства преступления впечатлили даже тайванцев. И у них существовал негласный этический закон, предполагавший недопустимость уничтожения жизни во Вселенной. Вейрро, несчастный и придавленный, сидел рядом с Кеурро и смотрел в пол, двое его приятелей из делегации ошеломленно молчали. Участвовали в разбирательстве только Кеурро и Урро, готовые на все, чтобы оправдать своего Тарро. Но и им было сложно не признать неопровержимость улик.

Периодически в зале поднимался шум, все были взволнованы и возмущены как никогда. Пару раз раздавались предложения прямо сейчас, на всякий случай, арестовать всю тайванскую делегацию. Однако Брайтон настаивал на неуместности этого шага, поскольку тайванцы не несли ответственность за совершенное их правителем. Никаких указаний, что кто-либо на Таи-Ванно знал о поступке Рональда, не было.

Многие были в панике. Оказывается, жизнь во Вселенной может быть под угрозой, планета может погибнуть не только в результате космического катаклизма, но и быть уничтожена по прихоти человека… По-настоящему спокойными в зале было только двое. Один из них — черноволосый человек за звуконепроницаемым силовым колпаком. Как только Карина вышла из зала, Рональд сел в кресло и со спокойным интересом слушал все, о чем говорилось, время от времени обводя взглядом присутствующих. Те, на кого падал его взор, отводили глаза. Выдержать взгляд черных глаз загадочного преступника, словно пронзающий лазерным пучком, было нелегко.

Вторым был Б'Райтон. С того момента, как были представлены доказательства, глава Союза впал в состояние полного принятия всего и вся. Казалось, теперь его ничто не волновало, и он в отрешенном спокойствии призывал Совет разобраться в деле и принять справедливое решение. Никто в Зале, кроме его самого и Рон'Альда, не знал, насколько в эти часы он был похож на собственного отца, Правителя Древних Эл'Троуна.

В Зале повисла тишина. Надо было принять решение и вынести вердикт. А это было невообразимо трудно. Еще никогда Союзный Совет не рассматривал такие масштабные преступления. Впрочем, все когда-то бывает в первый раз…

— Повторю — доказательства можно считать неопровержимыми, — уверенный Кири-Диго подпрыгнул особенно высоко и остановился.

— Нет, — неожиданно встал Кеурро. Сейчас даже Урро выглядел сдавшимся, только в фигуре главнокомандующего Таи-Ванно сохранялось ощущение протеста, — таи-ваннская делегация вынуждена признать, что доказательства являются вескими. Однако почтенный Совет не учитывает одного. Совершенно отсутствует мотив преступления. Зачем Тарро Таи-Ванно уничтожать Землю? И мы требуем, чтобы подсудимому было дано право высказаться.

— Мы не можем на это пойти, — сказал Б'Райтон, глядя в глаза главнокомандующего, — преступник слишком опасен. Все видели эффект, который он произвел своим появлением в Зале Суда. А ряд присутствующих здесь, в том числе мои сыновья Ар'Тур, Мер'Эдит и К'Рон, были свидетелями, как при задержании подсудимый оставался в состоянии управлять другим человеком одним лишь своим голосом. Поэтому я считаю это слишком опасным, когда дело касается такого серьезного вопроса.

— Однако решения, насколько нам известно, принимает Совет? — спросил Кеурро.

— Да.

— Тогда я, как лицо, допущенное в Совет в составе делегации, вношу предложение — дать слово подсудимому, — спокойно сказал Кеурро. — Насколько я знаю, после этого должно пройти голосование. Обращу внимание почтенного Совета, что у нас отсутствует мотив преступления. Кроме того, будет несправедливым вынести решение, не дав подсудимому возможность высказаться в защиту. Возможно, у него есть объяснения представленных фактов.

— Прошу голосовать, — сказал Брайтон. Пока зал вспыхивал при нажатии кнопок для голосования, он обратился к Кеурро:

— Если речь идет о жестоком преступлении, и преступник по всем параметрам крайне опасен, вряд ли ваши органы власти сочли бы возможным дать ему слово.

— Да, — согласился Кеурро, — но сейчас речь не идет о подобном преступнике.

— Вы ошибаетесь, — спокойно сказал Б'Райтон, — подсудимый — мой брат. И мне тоже сложно поверить. Но это так…. Результаты голосования…

Только два голоса было за то, чтобы дать подсудимому возможность высказаться. Один из них принадлежал тайванской делегации, другой — Аз-Кириди. Карасев, голосовавший от лица землян — он единственный из них сохранил трезвость мысли — проголосовал против. Анька тихо плакала через кресло от него, а сидевший рядом Ванька, как всегда, был поглощен любимой девушкой. Обнимая Аньку, он махнул Карасеву, мол, голосуй за нас, как сочтешь нужным. Землянам все было ясно. Картина мира рухнула в очередной раз.

Все время заседания, с тех пор как Карина, похожая на тонкую, жесткую струну, вышла из Зала, а вскоре и Дух спешно выбежал, шепнув другу, что надо бы проследить, как бы она чего с собой не сделала, Андрей старался слушать как можно внимательнее. Произошедшее оглушило и его, собраться с мыслями было сложно, но Андрей старался.

Ему, как и всем землянам, нравился Рональд. Нет, конечно, он, Карасев, рассматривал все возможности, пытался не забывать, чем земляне обязаны Союзу… Всегда старался быть объективным и не поддаваться личным симпатиям. Но чисто по-человечески Рональд ему нравился. И идеи Хранительства ему нравились… Он допускал, что это древний миф, зачем-то рассказанный Рональдом землянам, но сама по себе легенда Карасеву была очень близка, в нее хотелось поверить. Он заставлял себя откинуть чувства и мыслить непредвзято, учитывать все возможности, сомневаться…



Лидия Миленина

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться