Кольцо Событий.2.Хранитель Вселенной-3.Одобренный брак

Размер шрифта: - +

Глава 12. Поединок

Первым не выдержал, как ни странно, Рон’Альд.

Спустя десять дней Ки’Айли вышла от Эл’Троуна в Зал Преддверия. Он появился в центре зала, пройдя через миры. Подошел, взял за руку:

— Пойдем, — сказал он и поменял мир.

Прибрежный луг заканчивался небольшим обрывом, уходящим в воду. Два бледных солнца, бирюзовая трава с вкраплениями голубых цветов. Чуть на отдалении красовалась рощица деревьев, усыпанных белыми цветами.

Рон’Альд присел на край обрыва и предложил ей устроиться рядом.

— А здесь красиво, — сказала Ки’Айли, крутя головой. — Раньше ты не водил меня в этот мир.

— Недавно набрел на него, — улыбнулся Рон’Альд уголком губ. — И решил показать тебе. Как привык. Ты ведь любишь белые цветы...

— Люблю, — благодарно улыбнулась Ки’Айли.

Рон’Альд аккуратно обхватил ладонями ее кисть.

— Так нормально? — спросил он. Оба понимали, о чем речь.

— Нормально, — ответила Ки’Айли. — Если не пытаться продлить это навсегда... Не думать, что я остаюсь с тобой, что не вернусь к мужу... Тогда — нормально.

— Что ж... — вздохнул Рон’Альд. — Тогда хотя бы так. Я не могу без тебя.

— И я без тебя, — тихо сказала Ки’Айли и легонько прижалась головой к его плечу, стараясь сделать касание дружеским. Обойти внимание «червя». Несколько мгновений они молчали, Ки’Айли прислушивалась к ощущениям. Стоит пожелать продлить эту встречу — и все вернется, ее снова ждет медленное удушье. Она ощущала, как «червь» ворочается внутри. Но тихо-тихо. Она держала в узде свои мысли и решения, и «червь» не буйствовал, лишь изредка предупредительно поднимал голову.

— ...И дело ведь не в сексе и прикосновениях, — продолжил Рон’Альд. — Понятно, что они смертельны, потому что символизируют измену, уход от одобренного супруга. Дело в намерении. Достаточно его. Этот механизм запускается твоим намерением быть со мной, а не с Эл’Боурном. Вернее, любые попытки привести его в действие. И пока я не знаю, что делать с этим...

— Я тоже не знаю, антео, — Ки’Айли внимательно вгляделась в него. — Я живу только ради надежды... С мыслью, что однажды это прекратится. Я не могу уйти от него. И я и не могу не видеть тебя. И схожу с ума, представляя, как тебе одиноко...

— Одиноко, — грустно усмехнулся он. — Когда я полз к Орлеану, а потом бежал на Коралию после того безумия, что устроил на планете геар, у меня оставалось лишь два желания. Довести дело до конца, победить геар, вернуть баланс. И быть с тобой. В моей жизни все очень просто. Мне нужна гармония во Вселенной и ты. И второе, похоже, менее достижимо теперь, — Рон’Альд вновь грустно усмехнулся, ненадолго развернулся к ней, зарылся губами в ее волосы на мгновение. И тут же отпрянул. А душу Ки’Айли рекой затопила боль за любимого. Слов не нашлось, она привстала, обняла его голову и прижала к груди.

— Я виновата в этом, антео, — сказала она спустя минуту острого исступленного молчания. — Я не увидела, что тебе грозит. Я поверила в твою смерть. Не дождалась тебя. Согласилась на Одобренный брак. Во всем виновата только я. Если бы я могла взять себе твои страдания, твое одиночество и боль!

— Нет, — Рон’Альд мягко усадил ее рядом и снова взял за руку. — Ты никогда не была виновата. Ты, как никто, оказалась жертвой этой войны. Ты очень сильная, Ки’Айли. Не уверен, что кто-то еще выдержал бы столетие кошмарных видений и кропотливой работы с ними, и сохранил разум.

— Это говорит Древний, который сам прошел через ад! В этой войне один герой, Рон’Альд! Это ты! — ответила Ки’Айли. Но от его слов на душе становилось легче. Последнее время ей стало сложно любить себя. А от его безусловного принятия и такого же безусловного оправдания искры прежней любви к себе разгорались заново.

— Ты ошибаешься, — улыбнулся он. — В этой войне много героев. Но более ста лет судьба нашего мира лежала на твоих плечах. Не суди себя, прошу.

— Ну что ж, — улыбнулась Ки’Айли. — Тогда я сделала свое дело... И уже не так важна.

Резкая волна на мгновение пробежала по лицу Рон’Альду. Но тут же он стал спокойным, как всегда. А Ки’Айли подумала, что не стоит расстраивать его такими речами... Он любит ее, теперь уже не понятно за что, но любит. Не стоит говорить того, что его может расстроить.

— Ты всегда будешь нужна Древним, антеоли, — очень мягко сказал он. — И мне — на любом расстоянии. А со временем мы решим эту проблему. Я найду решение.

Ки’Айли промолчала. Когда война закончилась, все стало как прежде. Ее предсказания были важны для Древних, для работы в других мирах. Для благоустройства новорожденного Союза — теперь к Трем Планетам присоединились еще десять. Эл’Троун и приближенные Древние с коралийцами работали над законопроектами большого космического объединения разумных планет. Но... теперь она ощущала себя ненужной. Все это были такие мелочи, такая суета... Теперь они могут обойтись без нее, как обходились Древние без предсказаний до ее рождения. Ки’Айли внезапно стало нечего делать. И это было одновременно и облегчение... И большая боль.



Лидия Миленина

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться