Колдовской снег

Размер шрифта: - +

13.1

Он говорил что-то еще, но его слова поплыли в каком-то розовом мареве, который принадлежит, кажется растениям. Я видела себя, мерно летящей сквозь этот бесконечный кисель и почти не чувствовала веса. Все в миг показалось незначительным, неважным. Только умиротворение и покой.

Сквозь поволоку, я ощущала, как меня кто-то расчесывает, поит, но мирские заботы отошли не то что на второй, а на какой-то очень далекий план, куда даже смотреть не стоит. Ощущение, что я и впрямь благоухающий цветок, достойный лишь восхищения и заботы, укоренилось в мыслях. Хотелось очень плавно поворачиваться вслед за солнцем, подставляя его лучам лицо. Хотя какое лицо? Я ведь цветок, прекрасная роза, удивительная и уникальная. Таких в мире больше нет.

На меня приходят смотреть, ко мне хотят прикоснуться, но заботливый садовник никому не позволяет трогать мои нежные лепестки. Садовник единственный, кто имеет право нарушать мое спокойствие, ведь он льет воду на мои корни, орошает сверкающими брызгами воды листья, отгоняет толстопузых жуков, чтобы не раскурочивали бутоны.

Я цвету в его великолепном саду и служу главным украшением. Вот мои стебли с острыми, как пики, шипами, но это не значит, что я злая роза. Просто цветок слишком хрупок, ему нужно защищаться от верблюдов и лосей, которые могут поломать весь куст. Роза должна уметь за себя постоять, иначе любой сможет ее сорвать, сломать.

Но садовник не позволит. Садовник оградит от всего мира…

Мир все больше благоухал, и я уже не представляла иной жизни, кроме этого бесконечного сада, где мне самое место.  Единственное, что омрачало пребывание в моем прекрасном саду, это странные белые хлопья, которые время от времени падают с неба. Как кусочки ваты, они опускаются на мои лепестки и обжигают холодом. В этом холоде словно слышится голос, ровный и бесстрастный, как сама пустота. От этого голоса почему-то хочется бежать как можно дальше, но я, сама не понимая почему, тянусь к холодным хлопьям, будто за ними сокрыто нечто для меня очень важное…

– Очнитесь госпожа, – словно сквозь толстую стену донеслись до меня слова. – Очнитесь, умоляем.

Я совершенно не могла понять, кто, кроме садовника, посмел приблизиться ко мне, да к тому же бесцеремонно прикасаться к хрупким лепесткам.

– Очнитесь, – повторил голос, в этот раз чуть громче. – У нас так мало времени.

Медленно, будто колесо гигантской водяной мельницы, меня разворачивало в обратную сторону, хотя само слово «обратно» плохо подходит к определению пространства, в котором нахожусь. Розовое марево ароматов колыхнулось, словно недовольно, что потревожили его размеренную и неспешную жизнь.

– Пожалуйста, госпожа, другого шанса не будет…

Умоляющий голос теперь совсем близко, он завис над ухом и назойливо повторяет о необходимости очнуться. Но откуда у меня ухо? Я ведь цветок. У цветов нет ушей. Однако голос говорит именно в него, значит ухо у меня все-таки есть. Выходит, я цветок с ушами. Или вовсе не цветок.

Но кто тогда?



Марго Генер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться