Колдовской снег

Размер шрифта: - +

18.3

Я понимала, что бороться с ней ножами, мечами и пистолетами – пустое занятие, к тому же ни тем, ни другим пользоваться я не умела. В голове опять забегали мысли, я пыталась найти решение, но оно все не хотело находиться. Привычка все делать по плану мешала мыслить шире, и это был тот самый момент, когда не хватает спонтанности Кирилла.

В этой пурге и метели мысли сами превращались в снег, холодный и бесстрастный. Едва подумала о снеге, как в памяти всплыли слова Варвары: «…одном редком фолианте по трансмурированию стихий вычитала, что справиться с ними можно, войдя в снег.»

Они буквально прозвучали, я даже оглянулась на Асмодея, проверяя не слышали ли он. Но демон старательно залечивает ожоги, оставленные мной.

Колдунья, тем временем, чуть поднялась над полом в клубах метели и произнесла так, что эхо разнеслось по всем коридорам:

– Ты никому не нужная девчонка. Оставь свои надежды. Оставь. Они тебе не помогут.

– Надежды может и не помогут, – согласилась я, – но я люблю Кирилла.

– Любовь тебе не поможет, – повторила она механически. – Ее нет.

С этими словами она выбросила вперед ладони, с них сорвались снежинки, но даже с расстояния я увидела, что они больше похожи на японские сюрикэны – острые звезды, которые использовали самураи в качестве оружия. И они, сверкая льдом, несутся ко мне.

– Войти в снег, – повторила я слова Варвары и бросилась в метель, прежде чем снежинки воткнулись в цель.

В первую секунду меня всю буквально обожгло холодом. Такого мороза я не ощущала никогда, и, наверное, даже в Якутии людям гораздо легче. Здесь было ощущение, что холод забирается под кожу, проникает в самое нутро. Не сковывает, но остужает все, превращая в бесстрастное и равнодушное нечто.

Сжавшись в комочек, я прищурилась от пурги и пошла вперед. Здесь, под ногами у ледяной дамы, колдовской снег бушевал во всей красе, во все власти. И я готова была к иллюзиям. Теперь я знала, какими реалистичными он способен из делать.

Как действовать дальше я вновь не знала, плана опять не было. Но я верила, если Кирилл всю жизнь опирался на чутье, что и у меня получится. А сейчас оно говорило, что иначе нельзя. Надо двигаться, хотя понятия не имела – куда.

Буран все усиливался, словно не желая меня пускать дальше. Это придало решимости.

– Тебе меня не остановить! – закричала я.

В ответ завыл ветер, такой жуткий и зловещий, что в жила застыла кровь.  Под ногами захрустело, снежинки превратились в кусочки льда, которые больно царапают щеки и норовят попасть в глаза. Я стала щуриться сильнее, и прикрываться ладонями, пальцы моментально окоченели, кожа заболела. Но я продолжала идти.

Когда в воздухе раздался протяжный вопль, я вздрогнула и остановилась.

– Назад… – простонало в буране.



Марго Генер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться