Колдовской снег

Размер шрифта: - +

19.4

Ужасная догадка змеей заползла в мысли, и я содрогнулась от вопиющей не справедливости, которая случилась с этой бедной девушкой. Я видела, как она босая подошла к самому краю моста.

Боясь того, что сейчас произойдет, я зажала рот ладонями, чтобы не кричать, но все равно продолжала смотреть.

Лунария таращилась немигающими глазами на темную воду, которая стремительно несется внизу. Но, когда я уже решила, что она совершит ужасное, все пошло не по моему сценарию.

Вскинув ладони она вдруг закричала:

– Северный ветер! Призываю тебя всем существом своим! Молю, охлади мою боль! Остуди раны! Исцели меня!

Но ничего не произошло. Река продолжала нести коряги и льдины, на другой стороне безмолвствовала зима, а здесь все еще зеленели деревья.

Но это не остановило девушку. Она продолжала призывать неведомую силу, пока, наконец, ей на плечо не опустилась снежинка. Затем еще одна. После чего на реку и летнюю сторону реки обрушился небывалый по силе снегопад, в миг покрыв все сугробами. И даже плюсовая температура не спасла траву от холодного наста.

Несмотря на то, что это были лишь воспоминания, я ощутила пронизывающий холод, опустившийся на берег. Колдовская метель окутала Лунарию, как пеленой, и в этой пелене слышался гулкий вой, похожий на плачь одинокой всеми покинутой девушки.

В мелькании снежных хлопьев я видела, как она преображается, как белеет ее кожа, как покрываются серебристым мерцанием волосы и платье превращается отороченную мехом мантию. А когда удалось заглянуть ей в глаза, едва не отшатнулась, потому что обожглась о ледяной взгляд.

На лице Лунарии не осталось ни капли эмоций. Все, что случилось с ней, заморозил колдовской снег, оставил где-то в прошлом, укутав холодной безмятежностью и покоем. И теперь я не знала, имею ли право ее осуждать.

Из воспоминаний Лунарии меня буквально вышвырнуло на отполированный ледяной пол. Если бы Асмодей не подхватил, я бы отлетела в стену, но он успел, и теперь опять дымится, ругаясь так, что ощутила, как к щекам прилил жар.

В зале все еще круговерть и буран, мой Кирилл до сих пор бесцельно пялится в пол, а ледяная колдунья занесла руку для очередного броска.

– Долго меня не было? – спросила я демона перехваченным после увиденного голосом.

– Пару секунд. А что?

Но после увиденного мне было трудно что-то объяснять, тем более Асмодею. Внутри все дрожало и сжималось, и я думала только о том, что с ней сделали и о том, что никто ней не помог.

Ледяная колдунья шевельнула пальцами, с которых готов слететь очередной сноп ледяных кольев, метель вокруг взвыла, поднимая клубы снега до самого потолка.

Я понимала, что биться с ней бесполезно, и даже Асмодей сможет разве что драться с ней, постоянно заращивая раны. Но победить, покорить и сломить не удастся. Там уже давно все сломлено.

Когда ее глаза холодно сверкнули, чтобы вновь совершить боевое колдовство, я проговорила тихо:

– Лунария.

Я ни на что не рассчитывала, но от этого короткого слова, от звука ее имени, ледяная колдунья на секунду замешкалась. Холодные голубые глаза как-то странно посмотрели на меня.

– Лунария, – повторила я, чувствуя, что движусь в правильном направлении. – Ты ни в чем не виновата.

– Что ты несешь, тля? – гулко произнесла ледяная колдунья, разнося клубы снега по залу.

Я продолжила, осторожно шагнув к ней:

– Ты не сделала ничего плохого. Ты не виновата.

– Не виновата? – переспросила она так, что стены вновь дрогнули.

Асмодей позади, проговорил горячим шепотом и продолжая хлопать себя по плечам, видимо, они все еще тлеют:

– Милая душа, ты что задумала?

– Не мешай, – бросила я через плечо. – Я знаю, что делаю.



Марго Генер

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться