Колдунья и палач

Размер шрифта: - +

Глава 12

Айфа Демелза

И снова была дорога, мы шли вокруг болот, ведя в поводу мулов. Вернее, вели мужчины, а я шла между ними, разглядывая навозный хвост серого мула и сальные космы Ларгеля.

- Столько времени потеряем, - ворчал позади Кенмар и из вредности наступал мне на пятки.

Теперь у меня были новые туфли – как раз по ноге, с красивыми пряжками. Идти в таких даже по лесной дороге было приятно. И когда этот невежда наступал на меня своими башмачищами, я даже не оглядывалась, чтобы не доставлять ему удовольствия гневом и раздражением. Мое молчание бесило его еще больше, и он начинал брюзжать снова и снова.

- Предлагаешь идти по болотам? – спросил Ларгель Азо, которому, наверное, тоже надоели причитания ученика.

Кенмар тут же присмирел и быстро ответил:

- Нет, мастер. Простите, сказал глупость.

- Не первую и не последнюю, - сказал епископ и вдруг придержал мула: - Иди вперед. Дорога здесь одна, не заблудимся.

Они с Кенмаром поменялись местами, и теперь я смотрела на коричневый навозный хвост и русые кудри, лежащие ровной волной. Но от этого более приятным зрелище не стало.

На привале, когда развели костер и подогрели на плоском камне хлеб, а ученик отлучился в кусты, Ларгель Азо спросил, протягивая мне мою долю еды:

- Пока я шел впереди, ты была раздражена и зла. А потом, кода пошел сзади, все переменилось. Почему? Тебя так раздражал мой вид?

- Твой ученик наступал мне на пятки, - ответила я коротко, отламывая по кусочку лепешки и сыра, и отправляя в рот. – Не мысли о себе слишком многого.

- А! – похоже, епископ смутился. Или попытался скрыть усмешку. Я вдруг подумала, что ни разу не видела, как он улыбается. Улыбается без издевки, не жестоко, а радостно. Ох, да умеет ли он улыбаться, этот эстландский палач?

Вернулся Кенмар и мы прекратили разговоры.

Ночь прошла спокойно, а потом был еще один день, и еще одна ночь. Мне казалось странным, что мы идем так долго, и все больше забираем на запад. Я была не сильна в картах и дорожных метках, но столица Эстландии, по моему мнению, должна была находиться не так далеко. Я считала на пальцах – столько-то дней пути от Лейше, столько-то дней пути до Пюита. Почему так долго? Даже окольным путем мы должны были добраться быстрее. Хотя… к чему мне торопиться? Торопить смерть?

Снова рассматривая затылок Кенмара и хвост мула, я припоминала события в Лейше. Тогда мне показалось, что Харут рядом. Но прошло столько времени, а он не показывался. Может, я все придумала? И припадочный виллан говорил вовсе не обо мне? А может, демон испугался святого Ларгеля? Я постаралась даже мысленно произнести это имя с издевкой и презрением, но не получилось. После того, как мне привелось увидеть епископа в деле, я уже не могла считать его просто убийцей.

Он казнил парня. Жестоко. Но тот убил трех девушек.

И перед моими глазами опять и опять мелькало видение, как епископ после прощальной молитвы целует полуразложившиеся трупы. Я не смогла бы так поступить даже с телом близкого человека. Не смогла же я подойти к Вольверту, когда он умирал. Значит, я плоха? Я высокомерна в своей брезгливости?

Но он повесил старосту и его жену. Пусть и считает, что совершил благо, но вешать их без суда – это неправильно.

Я подбодрила себя, что мыслю в верном направлении и начала растравлять сердце ненавистью к епископу. Это все его слова, что старосту казнили бы посредством кола. Может, суд ограничился бы изгнанием, пожизненным заточением, а его жену пощадил бы и вовсе. Наверное, он все врал мне про жестокое наказание. Врал. Он – лгун и убийца. Вольверт говорил о нем лишь плохое, и теперь я убедилась в этом. Ведь убедилась?

К вечеру третьего дня мы прошли мимо деревни. Я успела прочитать на дорожном указателе: Эшвуд. Пепельный лес. Красивое название. Только непонятное. Вокруг росли осины, и лес был зеленым, а не серым.

- Здесь через несколько миль начнется Большая дорога, она идет прямо на Тансталлу, - сказал Кенмар. – Неужели вышли? Мы можем не останавливаться, и к полуночи доберемся до таверны «Три ключа». Мы бывали там с отцом, я хорошо знаю эти места. Там хорошо кормят и комнаты большие!

Идти до полуночи… Даже в новых башмаках это было не слишком легким путешествием. Но жаловаться я не собиралась. Не хватало еще униженно просить сделать остановку пораньше. Но тут тело мое сказало свое слово внятно и определенно. И я от души прокляла свою женскую природу, раздумывая, как раздобыть комок корпия и чистых тряпок.

- Сворачивай в деревню, - сказал вдруг Ларгель Азо.

- Зачем, мастер? – Кенмар указал в строну гор. – К полуночи будем в двух днях пути от столицы. Зачем делать ненужную остановку?

- Не люблю повторяться.

Кенмар досадливо прищелкнул языком и повернул мула в сторону кособоких каменных домов, а я немного воспряла духом, потому что это сулило передышку и – если уже совсем мечтать – чистый таз и кувшин с горячей водой.

Эшвуд по сравнению с Пюитом был почти провинциальным городком. Люди здесь встречались ремесленные, а не одни вилланы, мимо проехал даже рыцарь из числа королевских гвардейцев. Мазнул по нам взглядом и отвернулся, посчитав не стоящими внимания.

 

Гостиный двор, что нам указали, назывался «Бурый бобер». Народу здесь было, как семян мака в маковой головке. Мы с Ларгелем Азо остались во дворе, караулить мулов, а Кенмар побежал разыскивать хозяина заведенья и договариваться насчет комнат. Я изнывала от нетерпенья поскорее оказаться в комнате, но время шло, а ученик все не возвращался.

Прошло почти полчаса, когда Кенмар появился – рассерженный и виноватый:

- У них нашлась только одна комната, мастер, - сказал он. – Все забито до потолка. Я сказал, кто мы, и нам освободили хозяйскую комнату… Пойдем дальше? Зачем ютиться в этом захолустье вместе с ведьмой?



Артур Сунгуров

Отредактировано: 28.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться