Колдунья в деле

Размер шрифта: - +

Глава 1. Новые знакомства

Никогда не понимала тех, кто в летние и солнечные дни сидит в доме, который превращается в настоящую крепость-тюрьму. Настю было практически невозможно вытянуть из дома в этом месяце. Коренная москвичка, которой достался дом в чистом поселке, только и проводила лето в своих четырех стенах, пытаясь грызть гранит науки. Ладно, сейчас бы было время экзаменов, но нет. Сессия давно прошла, поэтому свободного времени оказалось и у меня, и у Насти, к которой я бежала из своего «уютного» дома, предостаточно. Но та яро сопротивлялась, отнекиваясь какими-то никому не нужными конспектами и давно забытыми шедеврами древнерусской литературы. Настя училась на филолога второй год, а особых знаний у нее практически не виднелось. Подобные озарения у подруги случались только летом, когда та, резко позабыв обо всех прелестях сезона, впивалась в свои рукописи и листы, зарывалась в учебники. Мне часто это надоедало, потому что эта пора, как я всегда думала, нужно людям для отдыха и новых впечатлений перед новым рабочим годом. Но нет, Настя ломала привычные стереотипы, пытаясь и мне привить столь «правильные» принципы.

Естественно, с ней мы были полными противоположностями. Синеглазая брюнетка, проводящая почти весь в год на каких-то мероприятиях и иногда даже прогуливающая пары, и усердно трудящаяся, домашняя рыжеволосая Наташа. Но, как известно испокон веков, противоположности притягиваются. Прошлое летнее озарение подруги пришло к ней внезапно, во время утренней пробежки при знакомстве с каким-то довольно начитанным соседом. Не знаю, где Настя откопала этого бедного человека, но характер ее резко стал меняться. И меняться очень странно и стремительно. Вроде бы была одна Настя, а теперь Анастасия другая. Правда, любовь к светским мероприятиям у нее так и осталась, но стала подруга какой-то робкой и стеснительной, нежели раньше.

Ее я обожала любой, ведь Анастасия Огонек, фамилии которой я удивилась сразу же, когда увидела девушку, стала для меня первой и единственной настоящей подругой в нашем университете. Студенческая дружба с каждым днем перерастала во что-то большее, и я даже не заметила, как Настя стала мне дорога. Но сейчас подобная перемена характера заставляла меня слишком много волноваться. Как роскошная тусовщица, которых в Москве полно, так резко изменилась? Влюбилась? Мне она ничего не говорила или говорить не хотела вообще. Подходить и спрашивать в лоб такое я бы не стала — не позволяло воспитание. Как по мне, человек должен сам делиться своими секретами, потому что выглядеть с моей стороны подобные вопросы будут, как давление.

А вот что меня кардинально сразило наповал, так это реакция Насти на прибежавшую и испуганную меня в то противоречивое полнолуние. Если что случилось, так Настя чуть ли не первая бежала ко мне, а тут она просто отмахнулась простым «тебе показалось».

Та ночь запомнилась мне надолго, хотя с нее прошло уже целых две недели. После того, как я неистово громко закричала, я бежала, не оглядываясь, назад. Когда я прибыла до дома подруги и, как бешеная, разъяренно вбежала, громко хлопнув дверью и скатившись по ней, подруга выбежала и со спокойным видом оглядела меня: такое ощущение, что подобные ночные забеги от психопатов для меня — привычное дело. Я удивилась ее ровной интонации голоса.

— Что случилось? — проговорила она в тот страшный для моего сознания вечер.

— Я… там… за мной псих… псих погнался. Он… на… на другой стороне озера был… и бац, очутился… за сек… унду рядом со мной, — до сих пор помню, насколько сильно я испугалась. Конечно, заикаться я начала тоже мастерски. Подобная ситуация у меня была впервые, поэтому как тут не заикаться…

— Какой псих? Ты что, с дуба рухнула? — Настя подняла меня, дав свою руку, и вышла на улицу.

Не знаю, откуда у меня взялась настолько смелая подруга, но, прочесав два раза территорию, мы так никого и не нашли тогда. Психа не было. Он будто испарился. В ответ на мои пожимания плечами Настя только вздергивала брови, а потом прибавила, заперев предварительно дом на всевозможные замки, аристократическим тоном приговаривая: «Бывает, что может привидеться, хорошо, что жива осталась. Как он выглядел? У нас в Озеркино психов нет…»

Последнюю фразу она протянула, как давно забытую историю… Мне не нравилось то, что Настя постоянно что-то стала недоговаривать. Но этот вопрос я решила отложить до лучшего времени — надо было выспаться и на ночь забыть все. Моя комната находилась на последнем этаже — втором. Весь дом был внутри отделан светлым деревом, наверх вела винтажная лестница, а на полу в каждой комнате Настя постелила пушистые и мягкие ковры. Смотрелось все настолько уютно и приятно… в особенности, в сочетании с камином в просторной гостиной. Мы каждый вечер устраивали там чаепитие, сидя в наших любимых белых креслах, расположенных по две стороны от большого дивана с маленькими декоративными подушками, цвета свежей травы. У подруги был отменный вкус, с этим спорить я не могла. Конечно, наша квартира в Москве тоже просторна, комфортна и обставлена интересно, но себя я там… не ощущала. Поэтому этот дом стал для меня настоящим «Домом Отдыха». Сидя в главной комнате дома, в которой также находились огромные коричневые книжные шкафы и зона с музыкальными колонками. Настя любила включать музыку по утрам для зарядки, держа в руках кружку любимого зеленого чая и ощущая под ногами такой же, ярко-зеленый, как и подушки, ковер под ногами я будто попадала в райское место. Тихое и спокойное, без ссор, ругани, недомолвок и претензий. Была бы моя воля — переехала в этот дом, но не жила бы в столице, воздух которой только и наполнялся с каждым днем новыми выбросами заводов и машин.

Но в тот вечер чаепития не произошло. Семье я об этом инциденте не собиралась пока говорить, и Настю попросила не делать подобных заявлений им. Та кротко кивала, показывая, что согласна на все, но так и не понимает, в чем же кроется «загадка» того вечерка. Не мог простой человек перелететь с одного берега озера на другой… в принципе, псих мог быстро добежать… но на те же сто метров нужно, как минимум, секунд десять-пятнадцать. Да и за такое время никто не пробежит данное расстояние. Если только он не какой-то бегун с мировым именем, но таких в Озеркино раньше не наблюдалось… Шифруется? Да нет… да и за одну секунду не пробежит сто метров. Я помнила эту картину детально: вот я встаю, выпрямляюсь, замечаю краем глаза движение, поворачиваюсь… а в щеку будто впивается горячее дыхание и опаляет мне ее… Я кричала и бежала, бегу, что есть силы, не обращая внимания на то, что он может быть рядом… в нескольких сантиметров от меня.



Кейтлайн Флай

Отредактировано: 17.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться