Колька и великан

Font size: - +

Колька и великан

Колька и Великан

 

В некотором царстве, в некотором государстве, за горами, за долами жила-была маленькая дружная деревня. Деревня была расположена в очень красивом месте, на холме, недалеко от моря. Там жили очень добрые, красивые и дружные люди. Днем они работали – кто в поле, кто на мельнице, кто в кузнице. А по вечерам они собирались вместе на небольшой полянке, пели песни, танцевали и играли.

 

И так они жили много-много лет, пока не пришла в деревню беда. Однажды, поздно вечером тринадцатого числа, услышали жители деревни страшный шум, крики и вой. Повыглядывали они из окон и увидели огромного великана. Ростом он был с самый огромный дуб, ноги как печные трубы, руки как бревна, голова размером с бочку. Страшно рыча, он шел по деревне, ломая все на своем пути. Люди побежали от него врассыпную, но не тут-то было. Схватил великан своей огромной ручищей деревенского кузнеца дядьку Ивана, повернулся и пошел прочь, унося Ивана с собой.

 

Долго горевали жители деревни. Снарядили отряд мужиков, вооружили их, чем бог послал – кого прутом, кого кочергой, кого ружьем охотничьим, да и отправили искать великана, да дядьку Ивана из беды выручать. Целую неделю мужики искали великана, да вернулись ни с чем. Как в воду канул.

 

Погоревали-погоревали, да и стали жить дальше. Проходит месяц, и опять тринадцатое число наступает. Раздается в деревне опять тот же грохот и рев страшный. Бабы с детишками тут же попрятались по подвалам да чердакам. А мужики похватали колья да ружья, и попытались великана схватить. Да не тут-то было.. Все пули от него отлетали, колья ломались, веревки рвались мгновенно. Поревел великан, поломал пару изб да сараев, схватил мельникову красавицу-дочку – Прасковью, которая не успела спрятаться, да и ушел восвояси.

 

Снова мужики отряд собрали, почти по горячим следами побежали за великаном, а тот опять – как в воду канул. Затерялись его следы в высокой густой ржи. Опять вернулись мужики ни с чем в деревню. Горе великое у мельника в доме.

 

Был в деревне толковый паренек – Колька. От роду ему было 14 лет, а умен был не по годам. Все-все книжки прочитал, которые только у учительши да у батюшки деревенского были. Вопросы задавал все время – а как мельница устроена, а как хлеб пекут, а почему у телеги колеса круглые, а почему ночью темно. Все ему интересно было. Если кто из деревенских в город ездил на ярмарку, так все гостинцы заказывали да обновки, а Колька все книги просил, атласы да циклопадии разные. И где только слово-то узнал такое..

 

Собрались деревенские вечером на поляне. Песен никто не поет, в игры не играет. Только плачут по дядьке Ивану, да по Прасковье-красавице. И вдруг Колька как закричит: «Знаю, знаю! » И книжкой трясет какой-то. «Великан-то к нам оба раза приходил тринадцатого числа. Значит, правило у него такое. Вот численник – смотрите!». А в численнике и написано, что тринадцатое число издревле считается несчастливым, и всякая нечисть по тринадцатым числам выходит и безобразия творит.

 

Подумали мужики-погадали и порешили так: раз мы теперь знаем, когда великан придет, надо к его приходу подготовиться. Как его победить – непонятно, но спрятаться точно надо от него. В дома он не заходит и землю не роет, значит, можно по подвалам сесть. А чтобы он чего не заподозрил, то мы сделаем вид, что испугалась деревня и уехала.

 

Сказано-сделано. К тринадцатому числу забили мужики окна да двери досками, вещи все попрятали, а сами с семьями попрятались по подвалам и сидят тихонько.

 

И Колька-умник, с сестрой своей Машенькой, 5 лет от роду, заперлись в подвале. И тут опять – грохот, рев, великан идет. А в деревне и нет никого. Как закричит он, как зарычит.. Машенька так испугалась, что побежала в самый дальний угол подвала, за мешки с зерном. Плачет она горько и кулачками в стенку стучит. Колька обнял ее, стал успокаивать. «Не плачь, Машенька, и в стенку не стучи – а то услышит нас великан. Сейчас он походит-побродит и уйдет ни с чем восвояси».

 

Так и получилось. Поревел великан, да и затих.

 

Тут смотрит Колька, а между досок в углу подвала полоска света пробивается. Подошел он поближе, отогнул доску, а там – ступеньки и лаз какой-то вниз уходит. «Во дела» – думает Колька. «Видать, дед покойный еще один, тайный, подвал сделал и не сказал никому. Дед-то был себе на уме – люди говорили».

 

Отправил Колька Машеньку наверх, в хату, а сам лучину запалил и потихоньку стал спускаться в лаз. Спустился, а там не подвал, а ход подземный. Страшно Кольке, но любопытство сильнее. Шел-шел минут пять, наверное, и набрел на дверь какую-то, маленькую и железную. Приоткрыл Колька дверь тихонько, заглянул, и чуть от страха концы не отдал.

 

За дверью – огромная поляна круглая, стеной окольцованная каменной. Колька в одной книжке читал, такая у древних римлян была и называлась Колизея. Дверь-то как раз в стене сделана. А посреди поляны сидит великан, тот самый. Перед ним клетка большая, а в клетке сидят дядька Иван да Прасковья, и горючими слезами плачут. А великан только ворчит, насмехается, и палкой зажженной через прутья клетки в живых людей тычет!

 

Ужаснулся Колька, дверь закрыл и назад побежал, к себе в подвал. Бежит-бежит, и вдруг споткнулся обо что-то длинное и круглое и упал, нос расквасил. Не рассмотрел впопыхах, что там такое, схватил его, вскочил и дальше бежит.

 

Прибежал домой, отдышался, воды черпак целый выпил и стал находку разглядывать. Оказалось – бутыль глиняная, старая, как бабка Агафья, а уж старше бабки Агафьи во всем свете не сыскать. Разковырял Колька ножом да шилом пробку, и открылась бутылка. А там – лист бересты, а на нем надпись: «Страшен великан аки смертушка, да меч алтынский, с изумрудом сильнее яго. Море переплыви, на гору заберись, меч найди, да живым вернись. А коли сын злее отца будет, без меча алтынского не жизня. Петро»



Глеб Егоров

Edited: 18.04.2017

Add to Library


Complain