Коллекция Амура

Размер шрифта: - +

Коллекция Амура

"Быть коллекционером гораздо веселее, чем быть владельцем."

Туве Янссон "Все о Муми-троллях

 

 

      Этой ночью мы явно засиделись. Мы — это Ангел Смерти, Амур, ну как без меня, и автор. Сюжет нашей сегодняшней встречи до сих пор был самым банальнейшим — сколько водки ни бери, все равно два раза бегать, а этих двух дятлов посылать — себе могилу рыть, притом экскаватором — приперли еще пол-ящика, ладно хоть на закуску не поскупились.

      Я сегодня, вообще, какой-то раздраженный: уже после первой бутылки меня начало подмывать нести грубости, а сейчас уже чешутся кулаки пьяную рожу Амуру начистить — бесит он меня.

      — Ты, вот, чего нагишом по миру слоняешься со своим детским луком? — начал я докапываться до него.

      — А тебе что? Завидно? И как видишь, не совсем уж в голом виде, — да, на нем сейчас были майка с битлами и джинсы глубокого синего цвета, а его крылышки, лук и колчан покоились на ручке кухонной двери, — времена меняются, братан! Ну, а лук… да, это анахронизм, согласен, но ведь ничего лучше стрел любви еще не придумали.

      — Это как так?!

      — А прикинь, я в тебя из ружья шмальну?..

      — Да я тебя еще за твои семь стрел укокошу! — резко прервал его я.

      — А-а-а? То-то же! Труп! — продолжал, как ни в чем не бывало, Амур. — А стрелы они специальные, заговоренные! Я в тебя попал, а ты чуток помаялся и жив-здоров.

      — Вот за это и убью тебя, зараза! Чуток помаялся!!! — он определено меня бесил. — Да что ты вообще понимаешь?!

      — А что тут понимать?! Мое дело маленькое, братишка! Нашел два сердца, которые могут дополнить друг друга, ну и подстреливаю одно из них. Как дважды два!

      — Да, ты, сука, охренел вконец! — ярость во мне уже горела синим пламенем.

      — Ты чего кипятишься, друг? Говорю же, ничего особенного! — он реально не понимал моего гнева.

      — А как ты их подбираешь?! С чего, мелкая падла, ты решаешь, что они нужны друг другу?! А если нет? — я уже откровенно орал, забыв, что он мой гость так-то. — А если ошибка?

      — А! Так это самое интересное… — но он не договорил.

      Удар моего кулака отбросил его к двери. Я вскочил, чтобы добить его, но он оказался шустрым малым — изловчившись, Амур, сняв лук с ручки, так огрел меня, что уже я проделал впечатляющий путь к противоположной стене. Когда мы снова оказались на ногах, между нами стоял Ангел Смерти.

      — Угомонились, оба! — рявкнул он.

      — Ты, похоже, забыл, что мы у тебя в гостях, приятель! — это он мне стальным голосом.

      — А ты хорош хвастать, малолетка! — а это досталась его сталь Амуру.

      Я и сам уже несколько пришел в себя: то ли всю злобу я вместил в первый удар, то ли ответный удар так охладил мою ярость — но это был факт.

      — Да, прости, если что… — протянул я руку Амуру.

      — Да, ничего особенного, не в первый раз, однако, — и он, пожав мою руку, похлопал меня по плечу, — тут ведь какая оказия? Вот я в тебя семь раз стрелял, и что? Тебе плохо было?

      — М-м-м… кхе-кхе-кхе… Когда как…

      — Ну давай тогда по порядку, — предложил он и в очередной раз наполнил мою стопку. — Вот, в первый раз, в школе?

      — За это ты уже получил! — зло бросил я, рассматривая его заплывающий левый глаз.

      — Только из-за того, что ты стал ее добиваться, хотя и бестолково, наконец-то вылез из своей ракушки. Стал спортом заниматься, стал учиться, чтобы с ней сравняться, читать стал книжки интересные, а не только про свои самолетики да кораблики. Верно? — и он, намахнув свой стопарь, с любопытством уставился на меня.

      — Наверное… — мне нечего было сказать в ответ, так как с этой точки зрения я не рассматривал свою жизнь, — а каково мне было — без взаимности? Ты об этом думал?

      — Выпей. Ты все еще себя жалеешь. А теперь вспомни ту блондиночку с аппетитными формами, которую я поразил, чтобы бегала за тобой? Во! А ей каково? — и он мне подмигнул целым глазом. — Зато у тебя появился первый настоящий друг и, по-моему, даже не один! Которых ты потом благополучно просрал…

      — Да… было дело, — и я в сердцах опрокинул в себя еще соточку.

      — Ну второй раз мы пропустим. Тут мой косяк. Извини, действительно, лоханулся, — и я с чувством собственной правоты укоризненно покачал головой. — Зато ты хоть узнал плотские утехи. С третьим разом вроде все хорошо?

      — Ну, вроде того… — я задумался над первым своим браком. — Только ведь брак был разрушен?..

      — Извиняйте, извиняйте! Здесь я ни при чем! Я только свожу людей, а там ваше дело!

      — Сводник. За четвертый раз, от души, брат, спасибо!

      — А полчаса назад размазать меня хотел! — и он беззлобно так раскатисто расхохотался.

      — Ты это вечно припоминать мне будешь? Я же извинился вроде!

      — Не-не, благодарю за признательность. Ты пойми, что факт сведения людей у меня так или иначе фиксируется, потом анализируется. Но самые интересные попадают в мою святую коллекцию.

      — Эта что еще за хрень?

      — Не-а, это не хрень, дружок! Это самые-самые случаи влюбленности и любви! Те, которыми я горжусь. И жертвами я горжусь, — и он опять саданул по моему плечу. — По ним потом легенды слагают!

      — Вот, ты как думаешь, какие твои эпизоды попали в эту коллекцию? — продолжил он и с ехидцей заглянул мне в глаза.

      — Мои? В твоей коллекции? — я был поражен, хотя это слабо сказано. — Наверное, первый, второй и… Не знаю! Я и в этих-то не уверен!

      — М-да… Не уверен… Давай накатим тогда, что ли, — и мы снова выпили.

      — Так, про первый раз ты угадал, как и с третьим. А потом идет седьмой.

      — Странный у тебя вкус. И что ты с ними делаешь, коллекционер несчастный?

      — Во-первых, сам любуюсь, а во-вторых, когда ко мне заходят души хороших людей — даю им полюбоваться.

      — Это что за хорошие люди?

      — Ну, Шекспир там, Софокл… Вдруг что хорошего по моим историям напишут.

      — Ты дурак? Они же померли давным-давно!

      — Эй, дружок, не обижай. Это тела их умерли, а души порой возвращаются в каком-нибудь новом обличии под новым именем и пишут, пишут как проклятые. Ты что думаешь, Ромео и Джульетты не было никогда? Или Сигурд и Брюнхильда — выдуманные герои? Нет, брат! Они действительно существовали, и их любовь действительно жила на Земле. И их истории как раз из моей коллекции! Вот так!

      — Ты хочешь сказать, что мои истории могут стать рядом с ними? — я нервничал.

      — Ну, я-то могу сказать…, но писать о них или же нет — решать не мне, брат.

      — Не хочу, чтобы обо мне писали! — я опять начал заводиться.

      — А тебя никто спрашивать и не будет! — неожиданно подал голос Ангел Смерти, и я, присмирев, закрыл глаза.



Сергей Печеркин

Отредактировано: 05.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться