Коллекция неловкостей

Размер шрифта: - +

Глава 17

Рада замерла. Кого могло принести сюда посреди ночи? Денис бы не поехал, да и вряд ли он остался ночевать дома: у него был недоступен телефон, а он всегда отключает его в гостях у очередной дамы сердца. Она сглотнула. Если больше некому, значит это кто-то чужой. Машина остановилась около дома. Свет было выключать поздно. Рада лихорадочно подыскивала что-то тяжелое. На глаза попалась только початая бутылка виски. Девушка схватила ее двумя руками, и попыталась заглянуть под занавеску, чтобы увидеть, кто приехал. Хорошо, что ей пришло в голову угостить Пургу! К такой собаке подойдет только самоубийца.

 - Ну-ну, тише, Пурга! Иди сюда, красавица! – раздался за окном знакомый голос, и лай стих.

Рада не поверила своим ушам. Она расправила плечи и вышла на крыльцо.

 - Антон! – крикнула она. Глаза с трудом привыкали к темноте. – Ты что тут делаешь в час ночи?

 - И тебе добрый вечер, - отозвался Тоха. Он сидел на корточках и чесал пузо разомлевшей собаке. – Я у тебя хотел то же самое спросить.

 - В смысле?

 - В смысле, что у тебя стряслось, что ты сбежала на дачу посреди ночи?

Антон выпрямился и удивленно уставился на Раду. Обвел взглядом ее фривольный наряд, голые ноги и остановился на полупустой бутылке в руках.

 - Таааак, - протянул Антон. – Ты что, мать, совсем с ума сошла? А ну, марш в дом!

Он закрыл машину, включил сигнализацию и в два шага поднялся на крыльцо.

 - Давай, давай! – подтолкнул он Раду. – Тут холодно.

Рада прошла на террасу и уселась на стул.

 - Вот, прикройся, нимфа, - Тоха протянул ей плед.  – Сейчас я сделаю крепкого кофе, кому-то не помешает протрезветь.

 - Да я и не пьяная совсем, - она пожала плечами.

Первый испуг прошел, и она перешла в нападение:

 – Я не маленькая девочка, я вполне могу побыть одна пару дней. Не понимаю, зачем тебе было сюда ехать? И как ты узнал, что я тут?

 - Милая моя,  - снисходительно начал Антон, закатав рукава черной рубашки и включив чайник. – Я знаю тебя с пеленок. И когда ты яро пытаешься убедить, что у тебя все хорошо, значит, надо как минимум вызывать пожарных. Мне нужен был компьютер, мой-то сломан. Денис сегодня ночует у девушки, сказал попросить у тебя. Он предупредил, что ты вернешься из института после десяти. Но вместо тебя я нашел записку, что ты смылась на дачу. Хотя погода не располагает для дачного отдыха. Мне стало дурно уже на фразе «все нормально», а уж когда  ты еще добавила, что «все хорошо», я понял, что надо взять ноги в руки и бежать. И заметь, я не ошибся. Так что давай, выкладывай.

 - Да ничего особенного,  - она горько усмехнулась.  – Скорее все, как обычно. Просто я никому не нужна.

 - Нет уж, давай по порядку.

 - Ладно. Но если ты хоть раз скажешь «я тебя предупреждал», я… я не знаю, что сделаю.

 - Молчу-молчу, честно.

 - В общем… Дело в Романове.

 - Вот черт! Я так и знал…

 - Тоха!

 - Все, больше не буду. Он что, тебя бросил?

 - Нет, скорее наоборот. Я совершенно случайно узнала, что у него есть невеста.

 - Фига себе…

  - Ага. И предложение он ей сделал примерно тогда же, когда у нас с ним все началось.

 - Радка… Я даже не знаю, что тебе сказать. Я всякое про него думал, но на такое, честно, у меня даже фантазии не хватило. Ты очень переживаешь?

 - Не знаю,  - она сосредоточенно разглаживала ногтем фольгу от шоколадки. – Просто так мерзко мне еще никогда не было.

Антон налил в две кружки растворимого кофе, поставил одну перед Радой, и сел на диван. Несколько минут они молчали.

- Наверное, он сильно тебя задел, если ты решилась из-за него напиться, - наконец сказал Антон.

 - Я не напивалась, в этой бутылке почти столько и было. Просто это первая измена в моей жизни. Самое противное, что изменяют не мне, а со мной. Потому что когда изменяют тебе, ты  - жертва, а когда с тобой, ты  - шлюха.

 - Перестань! Никогда не смей так себя называть! Ты вообще ничего не могла знать.

 - Наверное. Но неприятно же, когда тебя так воспринимают. Есть же ведь причины, по которым меня не рассматривают как невесту.

 - А может, он влюбился в тебя? И забыл обо всем?

 - Сам-то веришь в это? Во-первых, он не забыл сделать ей предложение, а во-вторых, когда я его разоблачила, попросил меня не о любви, а о том, чтобы я ей не донесла.

 - Вот урод! Врезать бы ему разок по самым…

 - Прекрати. Это ничего не решит. Дело не в нем.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 19.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться