Колония

Размер шрифта: - +

Глава 25: Ночь снаружи

Шел третий час ночи. Небо затянулось плотными облаками, и от этого на улице стало еще темнее.

В кабине ровера царила полная тишина. Радары по-прежнему не регистрировали крупных животных поблизости, а график шума показывал практически нулевые значения, лишь иногда отмечая редкое и тихое пение сверчков и шелест листьев.

Гордон в очередной раз потянулся к приборной панели и убедился, что ручка громкости выкручена на максимум. Затем он убедился в том, что аудиосистема ровера по-прежнему работает исправно и транслирует в салон все звуки снаружи. Гордон готов был поклясться, что больше всего на свете мечтает услышать обычные шумы ночного Деметриона, такие как шелест листьев могучих деревьев, ставшее уже привычным пение сверчков, вой волков и даже рык титанов. Тишина очень давила на него.

Барни уже долгое время не снимал шлем и не выпускал из рук джойстик, отвечающий за управление главной плазменной пушкой. Когда он поворачивал голову, чтобы осмотреться по сторонам, пушка поворачивалась тоже, и Барни очень боялся, что рано или поздно один или несколько электроприводов сломаются, и дальнейшее управление станет невозможным. Но каждый раз, когда он хотел снять шлем и дать приводам отдохнуть, ему что-то мерещилось вдали, и он продолжал пристально всматриваться в кусты и выискивать силуэты между стволами деревьев.

Райтнов поудобнее разместился в кресле позади Гордона, опустил затылок на подголовник и прикрыл глаза. Но тревожные мысли не давали ему погрузиться в дрему, и он периодически открывал глаза и смотрел в темноту через иллюминатор. Затем переводил взгляд на экраны системы ночной навигации, убеждался в том, что по соседству не притаился титан, и снова закрывал глаза.

Айзек, сам того не замечая, уже несколько минут крутил в руках пустую бутылку из-под воды – подобные монотонные действия помогали ему лучше организовать свои мысли. А думал он, как и Гордон, лишь о том, что за бортом было слишком уж тихо. Подозрительно тихо.

Скотт, следуя примеру Барни, надел шлем и озирался по сторонам. Несколько раз он был уверен, что видел титана или даже их группу и уже готов был спустить курок, но в последний момент останавливался. Затем он несколько минут смотрел в сторону, где, якобы, находились хищники, и убеждался, что ему всего лишь померещилось. После очередного такого случая он решил снять шлем, так как из-за постоянного выброса адреналина у него ухудшилось самочувствие.

Джо сидел рядом со Скоттом и уплетал дополнительную порцию вечернего пайка. До этого он весь вечер не закрывал рта и очень много болтал – видимо, это помогало ему чувствовать себя спокойнее и ни в коем случае не выдавать того, что ему немного страшно.

Ангус сидел в задней части ровера и задумчиво переводил взгляд с одного колониста на другого. Казалось, что он совершенно спокоен и думает вовсе не о титанах и не о гнетущей тишине. Особенно часто его взгляд падал на Райтнова, и тогда выражение его лица слегка менялось, но этого никто не замечал.

И одной только Эмилии удалось сладко задремать на одной из коек в задней части ровера.

Ангус поправил очки на переносице и снова взглянул на Райтнова, при этом странно улыбнувшись. Он хотел было достать из внутреннего кармана комбинезона планшет, но вдруг заметил странную вспышку в иллюминаторе. Темнота на секунду исчезла, уступая место яркому белому свету, а затем вновь заполонила все вокруг. А еще через мгновение Ангус подпрыгнул на месте от внезапного и оглушительного грохота, который воспроизвела аудиосистема ровера. Айзек выронил из рук бутылку, Эмилия вскочила и начала непонимающе озираться по сторонам, а Райтнов, которому только-только удалось задремать, резко проснулся.

Через несколько секунд началась гроза, сопровождаемая проливным дождем и раскатистыми ударами грома. Казалось, что эпицентр грозы находится прямо над головой.

Экраны системы ночной навигации быстро помутнели, не в состоянии пробить стену воды, и видимость стала практически нулевой. Миллионы капель воды создали подобие белого шума, так что на звуковой график тоже не стоило больше рассчитывать. Положиться теперь можно было только на радар и на удачу.

– Прекрасно, – проворчал Гордон, убавляя звук настолько, чтобы не оглохнуть от следующего раската грома. – Этого-то нам сейчас и не хватало. Видно хоть что-нибудь? 
– Не-а, ни хрена, – сказал Барни, но шлем снимать не стал. 
– Это т-точно, – согласился Скотт, однако снова был уверен, что его зоркий глаз выцепил что-то из-за пелены воды.

Райтнов, Айзек и Джо тоже надели шлемы и взяли под контроль оставшиеся три пушки. Видимость действительно была практически нулевая.

– Эй, ребята, – протянул Барни через некоторое время. – Посмотрите-ка направо, на двести сорок градусов. Мне кажется, или там что-то есть?

Из «ребят» только Айзек и Скотт смогли посмотреть в указанном направлении, потому что пушки, которыми управляли Райтнов и Джо, были ориентированы в другие стороны.

Айзек прищурил глаза, как будто это могло бы ему позволить лучше видеть. К его удивлению, умная система прицеливания распознала это как один из жестов управления и сделала двукратное масштабирование изображения – теперь он мог лучше разглядеть детали.

– Ну что там? – Нетерпеливо спросила Эмилия, и в ее голосе чувствовалось беспокойство. – Титаны?

Никто не ответил. Эмилия поежилась, почувствовала спускающиеся по спине мурашки и глянула на часы. Было 2:23. «Почему они до сих пор не появились?» – Подумала она и перевела взгляд на потолок, прислушиваясь к глухому и еле различимому стуку крупных капель.

– Нет, – наконец подал голос Айзек. – Там ничего нет. Кстати, если прищуриться, то изображение масштабируется.

Остальные тут же последовали совету и согласно закивали головами. Пушки тоже согласно закивали.



krutov

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться