Колония

Размер шрифта: - +

Глава 3: В пути

Сверчки пели все громче.

Барни часто бросал взгляд на график шума за бортом ровера, каждый раз видя все большую амплитуду колебаний. Солнце склонялось все ближе к линии горизонта, и чем ниже оно садилось, тем сильнее его лучи преломлялись в слоях атмосферы, придавая окружающему пейзажу красноватый оттенок.

Часы показывали 20:32 – значит, до заката солнца и наступления темноты оставалось около полутора часов. Ровер совсем недавно проехал развилку, но сменил первоначальный маршрут – теперь команда направлялась к старой военной базе, не сохранившей даже своего названия.

Гордон встал со своего места, немного наклонил голову, чтобы не упереться ей в крышу, и размял затекшие конечности – насколько это позволял салон ровера. Затем левой рукой оперся на свое кресло, а правую поднес к подбородку, – верный признак серьезных раздумий. Глаза его бегали по мониторам и выхватывали всю необходимую информацию: текущее местоположение и маршрут ровера, текущее время и время до прибытия, скорость передвижения и график шума за бортом.

– Барни, подскажи, пожалуйста, точное время захода солнца, – произнес Гордон нарочно громко, чтобы остальные тоже услышали. 
– Момент… двадцать один час пятьдесят семь минут. 
– Давайте попробуем резюмировать, что мы имеем, – продолжил Гордон, – сейчас двадцать часов тридцать четыре минуты. До захода солнца чуть менее полутора часов, а именно: час и двадцать три минуты. До прибытия на военную базу осталось… сто двадцать километров, а это полтора часа ровно. В общем, в абсолютной темноте нам грозит провести минимум семь минут – это если не случится никаких задержек.

Он выдержал секундную паузу, и, обведя экипаж ровера взглядом, продолжил:

– Но есть один очень важный момент... 
– Несмотря на то, что в абсолютной темноте нам предстоит провести всего семь минут, – догадался Айзек, – реальная опасность начнет нам грозить еще до захода солнца. Помните слова Райтнова? Он сказал, что этим тварям не нужна полная темнота, достаточно лишь отсутствия прямых солнечных лучей. 
– Именно. Солнце быстро садится, а лес довольно плотный. Спустя полчаса мы уже будем ехать исключительно в тени деревьев.

Факт был не из приятных, но тем не менее оставался фактом. Эмилия бросила взгляд в иллюминатор, на проплывающие мимо пейзажи, а затем высказала свое предположение:

– И, тем не менее, не думаю, что они начнут выходить на охоту до заката солнца.

Гордон вопросительно посмотрел на нее и поднял одну бровь вверх, тем самым предлагая развивать мысль дальше.

– Многих ли вы помните ночных хищников, которые выходят на охоту уже при сумерках?

Гордон слегка прищурил глаза, но бровь не опустил. Он начал понимать, к чему клонит Эмилия, но та продолжила:

– Наши глаза хорошо видят при свете, а их – в темноте. Однако, есть и общая черта – и мы, и они хуже видим при сумерках. Очертания становятся более расплывчатыми, и контраст теряется. Обычно хищники дожидаются абсолютной темноты, чтобы полностью доминировать. 
– Однако, – заметил Гордон, – это лишь предположение. 
– Это так. Но я хочу верить, что все несколько лучше, чем нам кажется. У нас есть все шансы успеть. Барни, а что ты думаешь?

Второй пилот все это время сидел молча, методично постукивая пальцами по панели и тихонько напевая какую-то мелодию. Он смотрел то на пейзаж за бортом, постепенно становящийся все менее различимым, то на беседующих ребят. Услышав свое имя, Барни неторопливо оторвал взгляд от иллюминатора и повернул голову в сторону Эмилии.

– Не думаю, – наконец произнес он тихим и спокойным голосом, – что эти обсуждения нам как-то помогут. Вы же не считаете, что титаны начнут вылезать из своих нор ровно в назначенное вами время, верно? Тогда к чему эти дискуссии? Я вам предлагаю лучше проверить свои автоматы и держать пальцы на предохранителях. К опасности нужно быть готовым, а не обсуждать, насколько она реальна. Варианта всего два – мы либо доедем, либо нет, и никакие разговоры на исход не повлияют.

Никто из команды не ожидал именно такого ответа, потому что обычно Барни был гораздо более веселым и богатым на шутки. Ребята иногда даже забывали основную специализацию своего товарища, но сам Барни об этом не забывал никогда. Шутки шутками, но где-то внутри него всегда оставалась та простота и практичность, так свойственная военным.

Гордон же, в свою очередь, никогда не пресекал разговоров. Он считал, что общение внутри команды чрезвычайно важно, особенно когда ты на задании. Человеку вообще свойственно успокаивать себя, и пустые разговоры – это одно из эффективных средств. Однако в сложившейся ситуации действительно стоило быть готовым ко всему, и Гордон согласился с товарищем:

– Сказано жестко, но верно. Проверим еще раз свое оружие и будем наготове.

Несмотря на то, что вся амуниция была проверена непосредственно перед выездом ремонтной бригады со станции Дельта два дня назад, каждый без лишних вопросов подошел к стойке и взял свое оружие. Даже Барни, совсем недавно доказавший полную боеготовность своего автомата, проверил его еще раз и сказал:

– Я называю это “непрерывный учет”. Много времени не отнимает, зато ты всегда знаешь, что твоя пушка тебя не подведет. Добавляет уверенности и тебе, и, что самое главное – ей. В том плане, что она всегда знает, что хозяин о ней заботится и причин отказывать у нее нет.

Ребята улыбнулись впервые за несколько часов – это было уже больше похоже на привычного Барни. Его мировоззрение будто частично передалось окружающим, сняв лишний стресс и очистив головы от гнетущих мыслей. Только на чистую и холодную голову можно действовать быстро и точно.



krutov

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться