Колония

Размер шрифта: - +

Глава 8: Зарождение подозрений

– И следующие сутки вы провели в бункере?

Доктор взял со стола очки и снова их надел, а затем поднял взгляд на Райтнова.

– Да, Алекс, именно так. Я спрятался под одним из спальных мест в комнате номер один, и...

Он запнулся и опустил взгляд на стол, как будто на нем что-то было написано, а затем продолжил:

– ...и мне действительно стыдно за это.

В столовой воцарилась тишина, лишь доктор тихонько всхлипывал – будто ребенок, готовый заплакать. Он рассказал хорошую историю, и Райтнов начал сомневаться в обоснованности своих подозрений: что если он говорит правду и действительно все это время был совсем рядом? Алекс бросил взгляд на Гордона – тот монотонно поглаживал бороду правой рукой и задумчиво смотрел на Ангуса. Барни же сидел хмурый и о чем-то думал, и по его лицу невозможно было что-либо определить.

Райтнов снова и снова воспроизводил в памяти, как он обыскивал бункер – и это лишь усиливало сомнения. Так обычно бывает, когда ищешь какую-то вещь. Думаешь, что она на столе, но ее там нет. Само собой, потому что на самом деле ты ее видел буквально час назад в выдвижном ящике стола – но и там ее нет. Райтнов не мог вспомнить, проверял ли он спальные места в каждой комнате. Из раздумий его вывел мягкий голос Эмилии:

– Не вините себя, Ангус – вы не виноваты. Страх – это древний инстинкт, помогающий нам выживать, и вам он тоже помог. Вы никак не могли помочь своим друзьям. 
– Я бы повел себя так же, – согласился Айзек, – едва ли простые ученые вроде нас могли бы что-либо противопоставить титану в такой ситуации.

Доктор признательно кивнул и, не поднимая взгляд, продолжил:

– Всю ночь я не спал и лишь прислушивался. Иногда мне казалось, что я слышал приглушенные голоса и даже крики, но я не был уверен, что они настоящие. Я вполне допускал, что это мой мозг воспроизводит крики тех бедняг, которые погибли в лаборатории – они были полны ужаса и крепко въелись в мое подсознание.

Райтнов сделал большой глоток капучино. Напиток еще не успел остыть и неприятно обжег горло, поэтому он поморщился, а затем задал вопрос:

– Я допускаю, что мог вас не заметить – я действительно не смотрел под спальными местами. С другой стороны – они очень компактные, и под ними было бы тесновато даже человеку с вашим, доктор, телосложением. Но я точно помню, что на следующий день я обошел все комнаты бункера и нарочно громко спрашивал, есть ли кто рядом. Неужели вы были настолько напуганы, что не отозвались даже на мой голос?

Ангус поправил очки и снова поднял взгляд.

– Я согласен, что это выглядит странно, и на вашем месте я тоже начал бы что-то подозревать. Но, тем не менее, мое объяснение будет простым – ближе к утру я наконец совсем вырубился и попросту ничего не слышал. А когда я проснулся, был уже вечер – часы показывали 19:37, и в такое позднее время я уже не рискнул выходить, так как боялся их возвращения. Вы находите мои рассуждения логичными?

Настала уже очередь Райтнова опустить взгляд. Он кивнул и согласился:

– Да, я и сам вернулся в бункер часом позже и не рискнул больше высовываться. Остальные уехали еще до полудня.

Доктор не обратил внимания на последнюю фразу и продолжил:

– Учитывая поздний час и отсутствие вариантов действий, я попытался снова заснуть. Судя по всему, мне это удалось довольно скоро, потому что я не слышал, как вы вернулись в бункер. Я проснулся около 10 часов утра, когда было уже совсем светло, и наконец заставил себя выйти и направиться в столовую – очень хотелось пить. Утолив жажду, я вышел наружу и попытался понять, как мне поступить.

Эмилия встретилась взглядом с доктором и увидела по ту сторону линз глаза, полные неподдельного ужаса.

– Не стоит так переживать, – сказала она тихим и спокойным голосом, – все уже позади, и вы больше не одни. Вместе мы справимся.

Его взгляд немного прояснился, и он быстро и нервно закивал, а затем продолжил:

– Когда я вышел, я увидел кровь – много крови. Но что касается трупов… Алекс, вам удалось обнаружить хотя бы один? 
– Нет. 
– Как и мне. Все было в крови, но трупов нигде не было, и я нашел это довольно жутким. Делая короткие перебежки, я добрался до жилых корпусов, которые, по счастливой случайности оказались нетронуты, и проник в свою комнату. Я взял планшет и сразу же сделал несколько записей, – позвольте мне показать вам одну из них.

Ангус достал из-за пазухи свой планшет и вывел над столом проекцию. Запись была короткой, и на ней он сказал лишь следующее: “Я обнаружил интересный факт – жилые корпуса оказались нетронуты. Судя по всему, титаны обладали… простите, ОБЛАДАЮТ настолько хорошим обонянием, что даже не стали тратить силы на вскрытие пустых коробок и тщетные поиски жертв – они сконцентрировались только на тех корпусах, в которых действительно находились колонисты… я считаю, что они разумны”.

На этом запись закончилась. Доктор прикусил губу и снова погрузился в свои мысли, забыв о существовании остальных – судя по всему, прорабатывал очередную теорию. От мыслей его отвлек Райтнов.

– Только вот корпуса не пустовали.

Доктор вздрогнул, резко выходя из транса.

– Что? 
– Один человек находился в своей комнате во время нападения. 
– Но кто это мог быть? Насколько я помню, в лаборатории были все.

Райтнов сделал небольшую паузу, наблюдая за реакцией доктора.

– Это был Джо. И он выжил.

Доктор округлил глаза и встал от удивления.

– Джо?! Господи, Джо выжил?



krutov

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться