Колыбельная для эльфа

Размер шрифта: - +

Глава 1

Яркое солнце вызолачивало верхушки деревьев. Редкие белые облака вальяжно плыли по небу, обещая ясный теплый день. На высоком деревянном помосте стояли трое: мужчина, женщина, и девушка. Вокруг помоста толпились перешептывающиеся эльфы. В первом ряду стояли дети – тех, что помладше, взяли на руки, и они вертели головой туда-сюда, с любопытством разглядывая собравшихся. Мужчина – высокий, широкоплечий и темноволосый и женщина – статная, стройная с гривой рассыпавшихся по плечам светлых волос, были одеты в церемониальные одежды дома тиа земли Андагриэль. Девушка – крупная, ширококостная, ладно сложенная, без видимого напряжения держала в правой руке тяжелый двуручный меч. Постороннему наблюдателю эта сцена мало бы о чем сказала, зато любой эльф понял бы все сразу. Воин Клана проходил посвящение тиа – правителей эльфийской земли.

Мужчина вытянул руку ладонью вверх, призывая к тишине.

- Сегодня я, тиа Ондор, отдаю свое доверие Аэль Рималь Минар, - звучным голосом выкрикнул он. Женщина коснулась макушки девушки.

- Сегодня я, тиа Андагриэль, отдаю свое доверие Аэль Рималь Минар, - мелодично повторила она. Аэль вытянула правую руку ладонью вперед.

- Сегодня я, Аэль Рималь Минар, принимаю доверие своих тиа, и клянусь не замарать его, - красивым глубоким голосом ответила девушка. Тиа Ондор скрестил руки на груди. Эльфы, знавшие, что последует дальше, затаили дыхание, готовясь слушать.

- Мы помним.

Много лет назад наши земли были едины, - пронесся его голос над толпой. Некоторые эльфы беззвучно повторили за тиа слова.

- Мы помним.

Мы были защитой прочим народам. Мы берегли их от темноты в их сердцах. От диких племен. От войн. От междоусобиц. От набегов. Мы были опорой и поддержкой, ибо видели в том свой долг.

Толпа слаженно вздохнула. Тиа Однор смолк. Тиа Андагриэль прошлась по помосту.

- Мы помним, - окутал слушающих ее голос. – Мы принимали все удары на себя. Везде, куда мы могли дойти, везде, от пустошей до гор, от гор до моря мы защищали и оберегали тех, кто слабее нас. Эльфы слушали, затаив дыхание. Никто из них никогда не видел моря.

- Мы помним. Наши друзья, те, кому мы верили больше всего, предали нас, - голос Андагриэль набирал силу.

- Мы помним. Они привели с собой Тьму и Тени, готовые поглотить наш мир. Мы встали против них. Мы оградили других, мы не позволили предателям эмъенам придти в чужие земли.

Теперь эльфы хмурились. Все, кроме самых маленьких, знали продолжение рассказа. Аэль смотрела прямо перед собой невидящим взглядом и кусала губы.

- Больше половины нашей земли было уничтожено, - тихо продолжил Ондор. И голос его был полон боли. – Больше половины наших родов - погибло. За тех, кто, возможно, никогда и не заслуживал нашей защиты. Ибо сколько мы ни вели их – жажда крови, наживы и злость никуда не делись из их сердец.

Эльфы сжимали кулаки, повторяя за Ондором беззвучное: « больше половины родов».

- Мы были вынуждены уйти из нашей земли, земли Милари. Мы победили – но ценой победы чуть не стало наше полное уничтожение. И мы сказали: хватит. Отныне мы больше не будем защищать, помогать, учить, вести и погибать за других. Эльфы больше никогда не будут гибнуть в войне. Мы сложили оружие.

Толпа согласно закивала.

- Но нам пришлось сделать уступку, - продолжила Андагриэль, взглянув на Аэль. – Наши предки согласились с тем, что воины Клана, что испокон веков чтили порядок и помогали соблюдать его, имеют право продолжать выполнять свой долг. Помня при этом Закон. Аэль? - Андагриэль сделала паузу и выжидающе посмотрела на эльфийкую

Девушка моргнула, словно очнулась от глубокой задумчивости.

- Ни один эльф, никогда, ни при каких обстоятельствах, не смеет отнимать жизнь эльфа или кого-либо из другого народа, идя тем самым против природы, эту жизнь давшую - хрипло сказала она. – Наказание – вечное изгнание из всех эльфийских земель. Изгнаннику ставят клеймо на ладонь, дабы каждый видел его омерзительное преступление против жизни.

- Как мы узнаем, что ты будешь соблюдать Закон? – выкрикнул кто-то в толпе. Аэль повернулась, пытаясь взглядом отыскать спрашивающего. Эльфы согласно зашумели.

- Вы, воины Клана, отправляетесь в чужие земли, защищать чужаков! – крикнула высокая женщина, стоявшая во втором ряду. – Кто будет следить за вами? Откуда нам знать, что когда ты вернешься домой, на твоих руках не будет чьей-то смерти?!

Тиа Андагриэль подняла руку, призывая эльфов успокоиться. Но прежде, чем она успела что-либо сказать, шум перекрыл звонкий, гневный женский голос.

- Значит, когда ты Ферриль, свой товар с торговым представительством отправлял, и на него дьеши по дороге в Траг напали, это было плохо. Когда воины Клана оказались рядом и твой товар уцелел – это было хорошо. А теперь ты смеешь в чем-то заранее подозревать Аэль, которая, возможно, однажды так же спасет чей-то товар? Жизнь?!

Ондор поискал взглядом говорившую и, коротко усмехнувшись, кивнул. Разумеется, это была подруга Аэль. Целительница Амарисуна Ноэйл стояла во втором ряду, уперев худенькие руки в бока. Темно-медные, густые волосы беспорядочно рассыпались по плечам, а  веснусшчатое лицо  скривилось в гримасе. Еще чуть-чуть и глядишь, эльфийка щелкнет зубами и укусит.

- Нет, я не это имел ввиду… - сразу стушевался Ферриль. Амарисуа хмыкнула. - Если не то имел ввиду, то и кричать о соблюдении Закона не надо было. А кто из вас считает, что Аэль недостойна доверия тиа – скажите это прямо сейчас. Мне и тиа в лицо, -  продолжила она. Эльфы отозвались пристыженным бормотанием. Слово тиа имело высшую власть, доверие тиа – было высшей наградой. Пусть даже это доверие было частью церемонии посвящения тиа.

« А сегодня нам еще встречаться с землепашцами», - с тоской подумал Ондор. – «И с торговой гильдией обсуждать список товаров. И к празднику Последних Листьев готовиться. И что мешало Аэль пройти церемонию чуть раньше?». Будто прочтя мысли мужа, тиа Андагриэль подняла руку, призывая к тишине.



Ольга Эр

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться