Колючка и стихоплёт

1 глава

За обложку огромная благодарность Нике Чёрной)

Малика захлопнула кособокую дверцу, но та со скрипом отворилась снова, и из недр тумбочки показалась стопка футболок. Воздух за спиной зашевелился. Она на секунду замерла, прислушиваясь, принюхиваясь, и резко обернулась.

– Эдька? – вопросительно выдохнула она, будто сомневаясь, что это действительно он.

В комнату вошёл рослый парень, Малика вскочила и уже не стесняясь, обняла его за плечи, вжимаясь носом в шею. От его кожи пахло солнцем и цитрусами.

– Не ожидала. Думала, это у меня галлюцинации от духоты. – Малика разжала руки и нехотя отстранилась. – Как ты тут оказался? – вспомнила она первую же мысль, что пришла ей в голову, когда Кирилл предстал словно глюк.

 – Приехал с Профессором.

Малика даже не попыталась скрыть удивление.

– С отцом? Он же тебя терпеть не может!

Кирилл пожал плечами.

– Я вернулся со сборов и столкнулся с ним на лестничной площадке, спросил о тебе, а он взял и предложил съездить за тобой в общежитие и отправиться всем вместе в деревню пока не началась учёба в институте.

– Что происходит? С чего он вдруг к тебе подобрел?

Кирилл явно выглядел озабоченным.

– Даже думать не хочу. Хотя, есть одна мысль…

Малика заговорщически ухмыльнулась.

– Я, кажется, тоже догадываюсь. А что он ещё сказал?

Кирилл придвинул к Малике пустую сумку, предлагая собрать вещи.

– Что меня ждёт новость.

Кособокая дверца снова приоткрылась, Малика вытащила стопку вещей, которую несколько минут назад спрятала в тумбе и небрежно засунула в сумку.

– Интересно.

Они переглянулись и почти одновременно начали говорить:

– Они признаются…

– Сами расскажут, – Кирилл приостановился, позволив подруге высказаться первой.

– Они расскажут, что мы с тобой брат и сестра. Тоже мне новость! Мы уже давно догадались. Тайна, блин.

Кирилл кивнул.

– Вот и удивим их. Хотя, ты прости, конечно, но Профессор так себе отец. Надеюсь, он и дальше будет вести себя, как будто мы чужие.

– Наконец-то, у них хватило смелости признаться. Долго же они ждали.

Они сели в машину к Профессору, сохраняя молчание, ждали, когда он первый решится озвучить новость, которая перестала быть новостью для Кирилла и Малики, они давно догадались, что их внешнее сходство неспроста.

Малика украдкой поглядывала на Кирилла, с их последней встречи прошло почти два месяца, а чувствовалось будто год. Словно её лучшего друга накачали насосом для надувного матраса, добавив сантиметров в росте и в обхвате груди. Выглядел он взрослее и как-то по-новому. Вот что делает с щуплыми юношами гребля на каноэ. Трансформация Кирилла происходила на глазах Малики постепенно, но в это лето гормональный скачок явно положил начало превращению в мужчину.

В первый день никто не поторопился огорошить их тайным родством, и Малика сразу же сбежала на огород, лакомиться деревенским изобилием.

Пышные кусты красной смородины образовали замечательное укрытие, отгораживая от дорожки овощные грядки. Набрякшие от спелости ягоды светились на солнце словно рубины и обещали небывалое лакомство. Время близилось к обеду, солнце горячо облизывало головы, раздавая обжигающие поцелуи всем, кто вовремя не спрятался в тень. Местные деревенские успели отбить поклоны огороду и попрятались в домах, пережидая знойный полдень. Через несколько часов участки снова запестрят поднятыми кверху афедронами, будто чудными цветами, на заурядных капустно-картофельных грядках.

Кирилл остался в доме, досыпать украденные ночным перелётом часы, а Малика в компании местного друга Димки организовала набег на огород. Антонина Сергеевна не была такой уж вредной и уж точно – не жадной, но перебивать аппетит чем попало перед обедом строго запрещала. Этот проступок она давно внесла в список смертных грехов. Там же оказалось и поедание немытых овощей прямо с грядки. Так что наказание в случае поимки преступников ожидалось двойное.

Дима сидел на горячей земле, в переплетении ветвей соседних кустов, сложив ноги по-турецки, наивно полагая, что со стороны дома его не видно. Зелёная футболка исполняла роль маскировки, а выдавал его белый платок, завязанный на голове узлами с четырёх углов, на манер панамы пенсионера. Светлая кожа не выдержала южного солнца, покраснела и, минуя стадию загара, принялась шелушиться и слезать. Бритую налысо голову спасла бы тень или зима, но под рукой оказался только носовой платок.

– Малика, брось ты уже ботву, тут такая смородина сладкая.

Его сообщница не уделяла спелым ягодам ни капли внимания. Она опустилась на колени перед подвязанными кустами помидоров, развернувшись спиной к Диме. Густые каштановые волосы топорщились коротким хвостом, словно ёршик. Выгоревшие на солнце пряди слегка вились, обрамляя загорелое до черноты лицо. Она приподняла повядший стебель и сняла с него огромный розовый помидор.



Грачева Татьяна

Отредактировано: 25.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться