Комедия положений

Размер шрифта: - +

Глава 1.

Кейти Найджелс воспитывалась в большой семье Брендонов-Фицджеральдов. Все ее родичи, совместными усилиями, постарались воспитать дочку узурпатора янки не хуже воспитанной  в местных аристократических традициях Айрис. Иногда отец увозил дочь на летние каникулы на север, к своим. Айрис в таких поездках не принимала участия. После разгрома Конфедерации, предок не то Брендонов, не то Фицджеральдов, дал клятву за себя и своих потомков, что он пересечет  Мэйсон-Диксон лайн, только ради того, чтобы принять капитуляцию янки.

Клятву держали до сих пор. Не пересекали проклятую черту. Молодое поколение получало образование в Европе, бизнес старшего поколения был завязан на связях с кем угодно, кроме янки. Злые языки утверждали,  впрочем,  безосновательно, что даже с режимом Кастро у Брендонов есть какие-то связи. Ну,  да,  нынешний глава семейного клана, как-то раз на охоте принял от приятеля шерифа «гавану» и что-то по поводу политики Кастро сказал. Но чего не скажешь в благодарность за хорошую сигару.

Одногодок Кейти, ее двоюродный брат Ларри, рос вместе с ней и к эталонному воспитанию дочери янки, тоже руку приложил… Но Кейт очень быстро научилась давать сдачи.

В возрасте двух с небольшим лет, в песочнице, они не поделили лопатку. Лопаток, ясное дело, было даже не две, а не меньше дюжины, но кузен и кузина почему-то все равно никак не могли их поделить. Ларри, торжествуя, вырвал добычу у противницы и, не удержавшись на ногах, шлепнулся попой на осу, неосмотрительно усевшуюся на цветок, которым Кейт украсила свой песчаный замок…

Кейт тотчас же завыла сиреной и принялась размазывать слезы и песок по румяному личику. На откровенный вой внучки примчалась легконогая бабушка Камилла, тормоша ее, сквозь всхлипы разобрала только одно слово.

— Оса!

Не медля ни секунды, Камилла перевернула внучку тылом вверх и принялась искать жало, но внучка все так же ревела и отбивалась, указывая на молчавшего как камень Ларри. Наконец, Камилла разобралась в ситуации, избавила внука от мучительной добавки к его тылу и с тайным восхищением произнесла.

— Ну, Ларри, ты спартиат.

Шестилетняя Кейти потом вызнала у своего любимого дяди Джулиана, что бабушка имела в виду, и, чтобы избежать беды, выдрала из полученной книжки страницы с рассказом о спартанском мальчике с лисенком за пазухой.

Обширное поместье было полностью в распоряжении этой неутомимой парочки. Взрослые потихоньку наблюдали за ними из многочисленных окон, как правило, затененных старинными жалюзи или портьерами, предоставляя малышне резвиться на воле.

Любимой игрой Ларри были прятки. Кейт, обычно первенствующая во всем, в этой игре, неизбежно проигрывала. Но однажды взяла реванш.

Ларри безуспешно искал Кейт не меньше часа. Потом ему хватило ума обратиться за помощью к младшему из своих дядей, и вместе они искали девчонку еще некоторое время. Через пятнадцать  минут после объявленного аврала толпа родственников пришла в ужас — Кейт не было нигде!

Отец семейства увел жену в библиотеку, а старшие сыновья взялись за багры и направились к пруду на границе поместья. Ларри, зарёванный как белуга, догадался вызвонить хитроумного Кэйда, который с утра отправился в соседний городок,  навестить подружку барменшу. Один только проныра Ларри об этом знал, сметливый мальчонка догадался воспользоваться телефонным справочником, а Кэйд каким-то чудом сквозь всхлипы семилетнего племянника умудрился воспринять информацию.

Через шесть секунд разговора, Ларри закричал на все поместье.

— Она в тумбе из-под глобуса!

Все кинулись на антресоли в библиотеке, причем бабушку Камиллу не смог догнать даже самый быстроногий из ее сыновей. Кэйд вспомнил, как паковал громадный антикварный глобус, реликвию семейства Брендонов со времен Гражданской войны, на выставку в Атланте. А Ларри вспомнил, что в тумбу, где обычно хранился раритет он, повинуясь запрету деда, не заглядывал.

Конечно, Кейт спряталась именно там, соскучившись, заснула и теперь мигала, как внезапно разбуженная сова на руках у деда и никак не могла взять в толк — по какому поводу вокруг нее фестиваль.

Подростками Кейт и Ларри тоже не очень изменяли себе, ведя непрестанную битву, то за тот самый велосипед, то за того самого серого в яблоках, то за ту самую удочку… Однажды они поссорились всерьез, и Кейт применила доселе неиспользуемый прием — бойкот. Это средство оказалось очень действенным. Первым не выдержал дед. Наблюдая, как внук бледной тенью день-деньской дежурит под окном Кейт, он сказал своей дражайшей половине.

— С этим надо что-то делать, Камилла, мальчишка высох как лягушонок на солнцепёке.

— Не переживай, дорогой, сегодня у нас званый ужин, на десерт я подам меренги со взбитыми сливками и свежей клубникой.

Глава семейства содрогнулся, вообразив какие ковы готовила внучке любящая бабушка, но спорить не стал. Средство, конечно, было самое радикальное, и ему самому тоже предстояло серьезное испытание на этом званом ужине, но ради внука он решил потерпеть. Дело в том, что их всех отпрысков Мориса Брендона-Фицджеральда, его нелюбовь к сладостям и десертам унаследовала только единственная внучка. Сыновья и внуки уродились в Камиллу и были отпетыми сладкоежками.



Аф Морган

Отредактировано: 19.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: