Композитор. История жизни по нотам

IV

IV

Из воспоминаний:
Запись диктофона: -Приветствуем наших читателей, с вами журналист Юрий Кропский из газеты  «Музыкальная Звезда народа». И сегодня мы продолжаем серию интервью с матерью Виталия Кинэ. Инна, здравствуйте. Рад вас снова видеть! – улыбчиво подытожил Юрий.
-Здравствуйте, - смущённо сделала пару кивков Инна.
-Сегодня, мы поговорим о тернистом пути к успеху. Расскажите мне, и нашим читателям, как это было? Уверен это было не просто. Расскажите про самые сложные повороты судьбы, в творчестве Виталия.
-Ох, - выдохнула Инна, а после улыбнулась. – Вот вы знаете, в нем, наверное, как и в каждом из нас всегда была, есть и будет борьба с самим собой. Но в нем, создавалось такое ощущение, что он один борется с тысячью и тысячами  обстоятельств. И ему не нужна была армия, он сам армия. Уж поверьте. Самое трудное в материнстве, это каждый  вечер видеть отчаяние в глазах ребенка, реализовать себя в своих идеях, стремлениях, целях. Если бы я могла помочь, я бы помогла. Но Виталий… -дыхание ее захватило от эмоций воспоминания. – Я старалась не мешать. – Инна улыбнулась. –Не мешать и верить. Признаюсь вам, и себе. Когда видишь старание ребенка, а ты не специалист, и толком оценить не можешь, прока нет, оплаты тоже. Не знаю, – Инна отвела взгляд. – Я уже пожила на своем веку, и знаю реалии мира, а он! Как вам лучше объяснить. Я желала своему сыну лучшей жизни, успеха в его стремлении, но не верила в него. Относилась к его желаниям и целям лояльно. Будет – замечательно, нет, так нет. Как бы не было это горько признавать.
Небольшая пауза захватила аудиторию.
Юрий хотел разбавить молчание следующим вопросом, но Инна продолжила:
- Я молилась за него, чтобы он получил образование, сочинял и выступал, как мечтал. Перед сном просила бога.
- Ох,- выдохнул Юрий. У него появилось желание, подержать Инну за руку, слегка ослабить пыл. –Продолжим, -мягко сказал Юрий. – Когда, вы перестали не верить в обучения, стремления Виталия заниматься музыкой, и писать ее?
- Это было после одного затяжного периода. Было не просто. Зарабатывала только я. Денег хватало оплатить счета, купить еды, и еще купить. Виталий в тот момент был увлечен учебой. Его новые педагоги, он тогда перешел на новый курс, давали ему все новые и новые задачи. Сверх нормы. Педагоги были так воодушевлены, работой с Виталием, что задания были равносильны подвигам Геракла. Складывалось впечатления, что самим педагогам не было по плечу их задачи, но они хотели посмотрели как справится Виталий. Эдакие музыкальные эксперименты. Знаете, когда ты родитель, ты хочешь уберечь своего ребенка, от ошибок, неопытности. Я боялась, хоть как-то намекнуть Виталию, что над ним, мягко говоря, издеваются. Все мои слова воспринимались в штыки, - я ничего не знаю, а они знают. Эти сутки напролет, то на гитаре, то на барабанах. Я как мать, чувствовала что теряю ребенка. От сложности задач, упорства, он стачивал подушечки пальцев и ладони в мозоли и кровь. Усердия ему не занимать, - Инна гордо улыбнулась. – Сердце почувствовало тревогу, когда Виталий, борясь с задачей упорства не получал желаемого результата. Он переставал есть, радость в голосе моего ребенка становилась все меньше. И как бы я не старалась ему помочь… Я в этом просто не разбираюсь, в его нотах и аккордах. Порой, я тайком узнавала на работе, в людях любую информации о музыке, инструментах. Ночью, как-то раз стащила учебник по урокам гитаре и саму гитару. Придя к соседке, сели мы разбираться. Не заметили как пол ночи прошло, а толку не вышло. Да, было весело, пару нот, переборов, аккордов. Но как бы это помогло Виталию, сама не знала. Материнское сердце, чего уж, - в голосе прозвучала толи сожаление, толи ирония.  – Критической точкой, что соседи, и люди со двора, начали осуждать Виталия. Якобы он дома сидит, ничего не делает, хоть бы матери помог с работой. Бесконечное слепое осуждение. Они просто не знали, чем он занимается. Признаюсь, я разделяла их суть. Атмосфера, которая кружила вокруг меня с Виталием, была не самая благоприятная. Однажды, сосед зашел, под предлогом соли одолжить. Спросил про Витальку, дома ли он. А после предложил ему работу, попросил чтобы я передала ему. Сразу же раздался нелепый звук инструментов. Мотивы соседа мне были приятны, однако, Виталий отстранился от меня. Он полагал, что я уже окончательно не верю в него. Честно, я сама уже не знала.
Снова небольшая пауза охватила аудиторию.
- На носу у Виталия были экзамены в консерватории. А сам он, валялся на кровати, целый день. Я ухожу он спал, и я приходила он спал. Начали приходит письма с оповещением пропусков. Тогда я начала действовать. Среди усталости, личных желаний и обстоятельств, я нашла в себе силы заняться воспитанием ребенка.  Помню тот чудесный вечер, я пришла с работы, валилась с ног. К еде Виталий не притронулся. Зайдя тихонько к нему в комнату, присела рядом. Начала гладить его ноги. Он лежал ко мне спиной, лицом уткнувшись в стену. В тот вечер я сказала ему, что он самый уникальный ребенок на свете. Я рассказала ему, что он великий музыкант, которому дают задания, не способные выполнить даже педагоги. Сказала, что я верю в него больше чем он сам. Я сказала, что он может все, и не может ничего. Как бы раскрыла в нем божественную сущность. В тот вечер он стал богом внутри себя, который вершит. В заключении, я сказала, что очень люблю его, и приму его любым. А после, чтобы обратить его внимание, потому что мои слова были пустым звуком, я взяла гитару, села на табурет. И что запомнила с той ночи и сыграла. Никогда не забуду эту довольную улыбку, когда он медленно, как удав повернулся. Уверена, что я приятно удивила его этим поступком. Мы стали ближе. Я играла и кривлялась с гитарой как маленькая девчонка. Заливистый смех озарил нашу квартиру. Как долго я ждала этого смеха. Натяжение спало. Виталий достал из подушки несколько исписанных нотных тетрадей. А после еще, и еще. Он мне увлеченно рассказывал, что решил задания, путем перебора условий и изменений в самом задании. Конечно, я ничего не понимала, но жизнь как будто выстрелила пробкой от шампанского в этом ребенке. После он не дожидаясь приглашения, сыграл мне на гитаре, после на скрипке, и барабанах. Лепетал, про соединение, что это захватит умы и сердца, если все соединить. И он соединил, как мы уже все знали. Он договорился с директором, на проведения платного концерта. Слоган был таков: « Если вы не придете послушать концерт – вы прослушали жизнь». Как помню, в составе оркестра было много учеников и учителей. А во главе всего был Виталий. Так он сдал экзамен на дирижёра. В зале был аншлаг. Приезжали люди с других консерваторий. Виталий так вдохновил директора, и всех вокруг. Что о нем начали говорить вне нашего городка. Уже только хорошее. А результат, вы сами знаете, - Инна улыбнулась с мягкостью в сердце. Результат оправдал финансовые затраты, и моральные испытания которые выдались на меня с Виталием. К сожалению, консерватории запретили больше исполнять эту симфонию, из-за авторских прав. Виталия заметили верхушки ЦМК, и перевели его в Москву. Где уже будучи выпускником, выступил с большим концертом.
 



Отражение

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться