Конец? Начало?

6.2 План

Мой рассказ не понравился ребятам.

- Что-то подобное я и предполагал, - озвучил Дмитрий свои мысли. – Киборги, для очистки планеты от людей – мусора.

- Получается, что я не сидел в тюряге? – Олег не мог оправиться от моих новостей. Он каждую минуту переспрашивал одно и то же.

- Наше подсознание выбрало оптимальную версию всего, что происходило с нашим мозгом. Это как защитная реакция организма на стрессовую ситуацию, - каждый раз я терпеливо отвечала на его вопрос. – Одни - часть воспоминаний теряют, поэтому дети из неблагополучных семей часто страдают амнезией. У других людей идет замещение восприятия происходящего. Например, лежит человек в коме, но его мозг все равно работает и показывает какие-то картинки или создает собственные воспоминания с элементами реальности.

- А почему именно мы попали в эксперимент? – Дима засыпал более существенными вопросами.

- Не знаю, - пожала я плечами, - возможно мы единственные, кто прошел предыдущие опыты, которые Иные ставили на нас.

- Значит, я вообще нигде не сидел? – опять Олег не может понять ничего.

- Возможно, сидел, - перебил меня командир. – Твой мозг сидел в стеклянной банке, а Иные ставили над тобой опыты.

В голосе Дмитрия не было эмоций и сочувствия, будто он давно все знал.

Мне, кажется, что командир явно знает больше «рядовых». Не зря же мы с Олегом подчиняемся ему даже на интуитивном уровне. При этом нельзя исключать, что мужчина пользуется пси – способностями и ментально на нас давит.

А, может, я не права и зря на него так думаю. У меня бы голова взорвалась из-за постороннего вмешательства.

- А зачем нужны были тренировки? И допотопное оружие выдали? – наконец, пришел в себя Олег.

- Чтобы наш мозг привык к созданному телу, - на этот вопрос я знала точный ответ. Бывший врач как-никак.

- Оружием нас снабдили на первое время, - на второй вопрос знал ответ Дмитрий. – Нано – клетки должны были прижиться и активироваться. В это время мы были мясом с мощной батарейкой, чем и воспользовались Тараны. А теперь в нас включился режим «развития», поэтому мы стали сильнее.

Каждый задумался. Изредка кто-то из нас задавал друг другу вопросы. Нам очень хотелось чувствовать себя живыми людьми, а не механизированными пешками. Внутри стало нестерпимо муторно и гадко. Признавать себя роботом, я не желала. У меня, ведь чувства есть, значит, я не тупая железяка.

- А что там про пары было сказано? – посмотрел на нас Олег.

- Скорее всего - это было сделано для галочки, - нахмурилась я, вглядываясь в пламя. – Может, Они хотели что-то проверить? Сработает ли их внушение - например. Или им так легче нас классифицировать?

- Ты сама сказала, что они исследуют человеческие чувства и источник их проявления. Возможно, именно для этого нас соединили в пары. – Дмитрий поправил спиртовую таблетку и посмотрел на нас. – Их интересует человеческая душа и что это такое. Мы с вами эксперимент, который будет длиться вечно.

- Звучит, как начало ужастика, - усмехнулся Олег. – Давайте, нарушим этот эксперимент? Хочу плюнуть в рожу той твари, которая трогала мои мозги!

Какой же он забавный! Грубый, беспринципный и простой. Его эмоции легко понять.

А чувства Дмитрия я угадываю. Он кажется отстраненным, задумчивым и молчаливым. Но по его блеску глаз и движению губ, можно, читать то, что он сейчас чувствует.

- Слушайте, а Иные разве не заподозрят ничего, когда мы до гор рептилоидов дойдем?

Вопрос Олега нас не просто озадачил. Мы с Дмитрием переглянулись, не зная, что ответить. Иные – умные и сильные твари. В нашем случае нам грозят взрыв мозга и смерть.

- Мы их отвлечем, - внезапно ответил Дмитрий. – Им интересны чувства? Мы с Аней их покажем, а ты, Олег, должен будешь разыскать чешуйчатых и договориться с ними.

- А меня спросили? – ошарашил меня ответ командира. – Как мы покажем то, что нам навязали?

- Сидя, стоя, лежа… есть много способов, - серьезно сообщил командир.

Я засмеялась. Кажется, ни у одной меня сдвиг по фазе произошел.

- Мне так секс никто не предлагал, - смеялась я. Кажется, это переходит в истерику.

- Это не предложение, а прямой приказ. Нужно отвлечь Иных от нашей прямой и главной задачи.

Мне стало страшно смотреть на Дмитрия. Казалось, еще одно мое слово и он применит пси – способности. Ему все равно, что делать, лишь бы дойти до цели. Он привык ставить задачи и выполнять их. Не зря ему навязали образ военного командира.

- Хорошо, - буркнула я и залезла в спальный мешок. – Я спать.

Меня всю трясло от новостей о своем неродном теле и шока от услышанного. Я, конечно, посматриваю на Дмитрия, как на мужчину. Но это бывают редкие моменты, когда он не злится на меня и терпит мою слабость. Но я даже не думала, что мне в приказном порядке нужно будет с ним спать.

А чувства по-другому показать нельзя? Без плебейского древнего закона – женщина, подчиняйся!

Я, ведь, восхищалась выдержкой командира. Теперь мне стало противно даже смотреть на него. Скажи он что-то более романтичное, я бы, скорее всего, согласилась «отвлечь».

Никто из нас не обременен отношениями. Моя дочь с мужем – это навязанные образы. Мы сами неизвестно кто и где. С такими данными как у нас, можно пуститься во все тяжкие.

 

Утром я ни с кем не разговаривала.

Меня опять мучили кошмары всю ночь.

Я слышала крики убитых мной детей. Видела Лариску, которая чуть ли не умоляла перестать погружаться в депрессию, панику, злобу и тому подобное. Подруга просила начать контролировать себя, а иначе меня ждет смерть.

Забавно, но я ее послала далеко и надолго. А во сне все крушила под оглушающий предсмертный крик ребенка.



Гар Дар

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться