Конец? Начало?

7.2. Другие

Анна

Ползла я осторожно и очень тихо. Но мне все время казалось, что произвожу слишком много шума. У меня буквально мурашки по коже бегали.

Сильный запах гниющих тел, меня не останавливал. Вид мертвых заставил содрогнуться.

Я не брезгливая, но меня обуял дикий ужас, когда я увидела гору человеческих останков. Мне предстояло ползти по ним, чтобы выбраться. Такого ужаса моя психика точно не выдержит. За время пребывания на планете, я стану психом.

Аккуратно ползу к краю воронки. Меня потряхивает. Руки скользят на костях, телах и органах. Я вся вымазана в крови. Единственная моя мысль – это не сорваться в писк, который пробивается сквозь прикушенные губы.

Рука все-таки соскользнула. Я скатилась вниз и ударилась о шип. Сверху на меня свалились тела. Крик хотел вырваться изо рта, но кусок чей-то плоти не вовремя соскользнул с головы.

Меня вывернуло. Привкус гниющей плоти остался.

Наверху кто-то появился. Боковым зрением я заметила движение и… легла поверх трупов. Останки людей валялись повсюду и скрыли меня. К тому же, я вся вымазана и воняю так же, как трупы.

Узнавать, кто именно бродит по поверхности, нет желания.

Я опять соскользнула и схватилась, чтобы удержаться, за что-то. Именно в этот момент я увидела блеснувший ком на детской руке.

Я попыталась достать тело, но когда потянула его на себя, соскользнула вниз. Меня опять погребло под трупами. Не запищала лишь потому, что меня всю трясло, и зуб на зуб не попадал. Свои губы я уже искусала в кровь.

Мертвой хваткой я держала тело Лили.

У девочки не было руки, а ноги за ней волочились мертвым грузом. Ее останки уже окоченели и посинели. Когда я прикоснулась к ее синей коже, меня всю затрясло. Чтобы не взвыть от боли, ужаса и безнадежности, я зажала кулак зубами. На меня накатила истерика, но показывать это неизвестным с поверхности, я не желала. Так и сидела возле Лили, на горе трупов и прокусывала свою руку до крови.

Меня немного отпустило. Трясло от стресса, но мозг начал свою работу.

Я заметила, что моя кровь, которая стекала с прокушенной руки, впитывалась в тело Лили. Мертвый цианоз с лица девочки пропал. Лили была бледной, но не синей.

Мне в голову пришла шальная и бредовая идея:

«Переливание «не убиваемой» крови!»

Это бред отчаявшегося мозга, но… Чем черт не шутит?

Олег у меня на несколько минут с остановленным сердцем лежал, пока я его тело восстанавливала. Ничего, ведь страшного не случилось. Это  даже клинической смертью трудно было назвать. Наши тела не рассчитаны на смерть.

Отламываю острый кусочек от шипа и режу свои вены. Кровью капаю на Лили. Ее тело приобретает нормальный окрас. Моя рана, на глазах, зажила.

Энергией проверила восстановленные ткани и убедилась, что в них ожило ядро, и заработал общий обмен.

Эксперимент проведен, нужные выводы сделаны.

Проблема была в постоянном самопожертвовании. Я перестала чувствовать руку, пока добывала кровь. Приходилось постоянно себя резать. Поэтому я спустилась к ребятам и добыла кровь у Олега. Это ведь его ребенок, почему только я должна расплачиваться?

Лили ожила!

Ее тело восстановлено, сердцебиение и дыхание возобновлено. Вопрос: «Она будет человеком?» Но об этом я подумаю потом. Ввела ребенка в искусственную кому и поволокла к ребятам.

Я опять соскользнула вниз. Мертвые тела меня догнали. Лили укатилась ниже.

Решила оставить ее так и ползти наверх. Повернулась и онемела от ужаса…

Я опиралась рукой о тело крошечного ребенка. Он был уже мертв, но застывшие маленькие ручки и ножки будто обнимали мою руку. Он был без головы, будто ее откусили. А я… сломала окоченевшее тельце малыша напополам.

Я заскулила в голос. Иные прописали мне чувство материнства, и я столько времени оплакивала свою «уснувшую» дочь. Вид маленького трупика «держащий» мою руку сорвал все тормоза самообладания.

- Какие же мы монстры, - я осторожно притронулась к маленьким ножкам и… заплакала.

«Данные эмоции не возможны из-за блокировки. Ограничение на чувства. Данному объекту присуща хладнокровность. Возможно аварийное отключение».

Я рыла маленькую могилку и не могла остановить потоки слез. Из меня вырывались все чувства, эмоции и стресс. Меня мучает совесть за все, что я совершила и возможно еще совершу. Трясущимися губами, я просила прощение у обезглавленного малыша. Я обещала, что найду мир, в котором никому не придется умирать из-за чужого желания. Обещала, сделать все, чтобы дети жили счастливо. Обещала, даже в самом ничтожном обществе находить нечто невинное, прекрасное и Живое.

Когда я подняла голову, то увидела несколько мужских фигур в форме города Иных. У меня с ребятами такие же костюмы и экипировка.

- У нас приказ, доставить сломанный объект для демонтажа, - сообщил мужчина бесцветным голосом.

«В этих людях нет души?» - промелькнула у меня мысль.

- Объект AN2/7 займет место AN2, - говорящий смотрел на меня и чего-то ждал.

«Приказ: следовать за группой сопровождения», - появилась надпись перед глазами.

Но я смотрела на девушку перед собой. Она была полностью похожа на меня. Та же фигура. Цвет волос, глаз – все одинаковое. Но… ее взгляд пустой, мимика мертвая и «звезды во лбу» нет.

- Пройдем, - подошел ко мне сопровождающий и…

Он наступил на свежую маленькую могилку!

«Ограничители взломаны! Цель изменена!»

Меня поглотила ярость, боль и безумие.

Они хотят меня заменить роботом? Демонтаж? Разберут на винтики?

Пусть попробуют!

Свою копию я сожгла ее собственной энергией. Мужчин отбросила волной.



Гар Дар

Отредактировано: 03.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться