Конечно, это не любовь

Размер шрифта: - +

Конечно, это не любовь. Глава 41.1

Он проиграл. Окончательно и бесповоротно.

      Шерлок поймал себя на этой мысли и едва удержался от глупого иррационального желания стукнуться головой об стену. Не проиграл, а заигрался. Вообразил себя… как там говорила Та Женщина? «Сверхчеловеком».

      Он никогда еще не совершал подобных ошибок. Ходил по краю, балансировал на грани, но всякий раз в последний момент избегал провала. И уверовал в свою исключительность. Как же, он — великий и гениальный Шерлок Холмс, который никогда не ошибается, который видит людей насквозь и раздает другим людям клятвы защитить в любой ситуации так, словно может одним взглядом поменять траекторию полёта пули.

      Смерти Мэри он себе никогда не простит.

      В квартире на Бейкер-стрит было пусто и очень тихо. Шерлок стоял возле окна и смотрел на бурлящую на улице жизнь. Он привык относиться к людям как к пешкам большой игры, выделяя только нескольких, близких. Остальные были для него ничем, пустым местом, жалкими идиотами, не заслуживающими внимания. Не считай он так, Мэри сейчас была бы жива.

      Он убил её.

      Он намеренно провоцировал Норбери, чтобы она выстрелила — в него, разумеется. Напуганная женщина с пистолетом всегда опасна, особенно в толпе. Нужно было заставить её сделать выстрел. Шерлок не сомневался, что успеет сместиться в сторону и поймать пулю в плечо — больно, но не смертельно. Но Мэри решила иначе. Она закрыла его собой, спасла, хотя это он был тем, кто давал слово защищать.

      — Ты не справился, Шерлок, — прошептал Майкрофт и прикрыл глаза. — Ты всех подвёл. Я всегда говорил, что ты глупый маленький мальчик, который ничего не может сделать как следует. Я оказался прав.

      Шерлок стиснул зубы и ткнулся лбом в стекло. Его внутренний Майкрофт был чертовски прав.

      Перед глазами встало лицо Молли, в ушах зазвенели её слова: «Джон сказал, что примет помощь от любого. Кроме тебя». И Джон тоже прав. Было бы странно, если бы он согласился принять помощь от убийцы своей жены.

      — Наконец-то ты проиграл, Шерлок, — визгливо засмеялся Мориарти. Он выбрался из комнаты с мягкими стенами и уселся на любимую кафедру Майкрофта. — Я так давно этого ждал! Может, устроить вечеринку в честь Шерлока-лузера? Я могу надуть шарики. И музыка, конечно, нам нужна музыка. Как насчёт этого? «У тебя кровь на лице, Как тебе не стыдно, Лучше бы кто-нибудь поставил тебя на место!»*, — с удовольствием пропел он.

      Шерлок закрыл глаза. Ему больше нечем было защищаться от собственного сознания. Его вера в свою правоту и гениальность была тем барьером, который сдерживал призраков. Утратив её, он начал тонуть… Впрочем, это было не важно. Что бы ни было с ним, Джону сейчас гораздо хуже. Шерлок дорого заплатил бы за то, чтобы он не испытывал боли. Он этого однозначно не заслуживал. Только не Джон.

      На улице закапал мелкий противный дождь, Шерлок отошёл от окна и задвинул занавеску, однако поворачиваться лицом к гостиной не стал — было слишком больно видеть пустое кресло Джона и вмятины на ковре от детского стульчика Роззи. Про диван, на котором любила сидеть Мэри, он вообще старался не думать.

      — Ты жалок, — повторил Майкрофт. Мориарти снова засмеялся, явно соглашаясь с этим утверждением. Еле слышно, но причиняя мучительную боль, им вторили голоса тех, кого Шерлок когда-то не спас. Мужчин и женщин, убитых из-за его невнимательности и недогадливости. Он никогда не думал о них — они тоже были пешками, элементами, на которых строились гениальные рассуждения консультирующего детектива. Он думал, что давно стёр их из памяти, но нет — они были с ним. И с радостью напоминали о себе.

      Вчера было, как ни странно, проще. После того, как Джон ушёл, а Лестрейд вызвал скорую, Майкрофт увёз Шерлока к себе домой. Предложил выпить, но Шерлок отказался — он совершенно не умел пить, а пьяные слёзы были бы совершенно не кстати. Поэтому они с братом просто молча сидели перед камином.

      — Ты можешь плакать, если хочешь, — заметил Майкрофт в какой-то момент. Шерлок ничего не ответил — плакать он не собирался.

      Они так и не легли спать, отстранённо наблюдая, как светлеет комната по мере приближения рассвета. Вопреки ожиданиям Шерлока, реальный Майкрофт промолчал и ни слова не сказал о его вине и его преступлении. Но почему-то от этого становилось только тяжелее.

      Не считая замечания о слезах Майкрофт нарушил молчание один раз, чтобы спросить:

      — Мне позвонить ей?

      Шерлок молчал почти минуту, прежде чем ответил:
 
      — Её телефон взорвался. Не выйдет.
 
      — Ты следишь за ее телефоном?
 
      — Разумеется, слежу.

      Майкрофт поджал губы и заметил:
 
      — Не думаю, что её обрадовал бы этот факт.

      — Она тоже не спешила ставить меня в известность о том, что следит за мной.

      Шерлок прикрыл глаза, а Майкрофт повторил:
 
      — Так мне позвонить ей?
 
      — Ты оглох, брат? Я же сказал…
 
      — У неё есть телефон. Было бы неразумно оставлять её без… связи.

      Эта фраза Майкрофта заставила Шерлока на мгновение забыть о произошедшем, о Мэри. Он выпрямился в кресле и взглянул в бесстрастное лицо Майкрофта, потом хмыкнул и уточнил:
 
      — Ты подарил ей новый телефон? Интересно. Я и не знал, что вы настолько сдружились. Или, может, стоило бы сказать «сблизились», — он постарался вложить в это слово как можно больше яда.
 
      — Сблизились? — переспросил Майкрофт. — Что за чушь?

      — Не чушь. Ты присматриваешь за ней, даришь телефон, предлагаешь ей позвонить, — Шерлок сжал подлокотник кресла пальцами, — что неудивительно — она ведь не похожа на «аквариумную рыбку». Может, она заходит к тебе по вечерам поболтать? Или даже больше?

      На щеках Майкрофта выступили непривлекательные красные пятна, он скрипнул зубами и резко ответил:
 
      — Ты не в себе. Только поэтому я позволяю тебе болтать этот вздор.
 
      — Отнюдь! — Шерлок позволил себе улыбнуться. — Как скоро ожидать счастливого объявления в газетах?

      Он не мог сказать точно, но информация о том, что Гермиона и Майкрофт общаются между собой, а может, и правда сидят иногда вечерами возле камина вдвоём, взбесила его.
 
      — Правда, я думал, что у неё вкус лучше.

      Он не закончил мысль, но замолчал. На самом деле, по сравнению со смертью Мэри это все было неважно.
 
      — Не вздумай звонить ей. И рассказывать. Это… не ее дело.

      — Как скажешь, братец.

      Похоже, он сдержал слово, потому что Гермиона так и не появилась в квартире на Бейкер-стрит ни с утешением, ни с советами. Шерлок не хотел ее видеть, во всяком случае, сейчас.

      Наутро Шерлок отправился к Джону, но так его и не увидел — только встретил заплаканную Молли, которая ясно дала ему понять, что его не ждут. И стульчик Роззи пропал из гостиной. Наверное, его увезла миссис Хадсон. Шерлок мог бы присмотреться к комнате и выяснить это точно, но не хотел.

      Ещё два дня он держался. Снова пытался увидеться с Джоном. Работал — точнее, пробовал работать, но дела не занимали и половину его сознания. Изредка прерывал рыдания миссис Хадсон — хнычущие звуки его раздражали.

      А потом сорвался.

      Посреди ночи проснулся от кошмара, в котором опять звучала детская песенка про старый дуб, вылез из-под одеяла и почти бездумно открыл шкаф, на дне которого лежал небольшой запас им самим синтезированного вещества. Что бы ни привиделось ему в бреду, оно однозначно будет лучше реальности.

      Веществу понадобилось пять минут, чтобы начать действовать. Оно не было опиатным, поэтому Шерлок не провалился в иллюзорный мир, скорее, иллюзии вышли в настоящий. Мориарти уселся на его кровать, подумал немного и прострелил себе голову. Шерлок сообщил равнодушно:
 
      — Кровь плохо отстирывается с постельного белья, — и отвернулся.
 
      — Шерлок, ты не в порядке, — мягко заметила Гермиона и подошла к нему, положила руку на плечо.
 
      — О, нет, — ответил он, — я в полном порядке.
 
      — Почему ты не хочешь меня видеть? Я обидела тебя? Чем?
 
      — Просто не хочу.

      Он вышел из спальни. Гостиная пошатывалась и немного кружилась, но в целом была нормальной. Шерлок рухнул в кресло — кажется, стоило ещё немного доработать формулу и исключить проблемы с координацией.
 
      — Ох, Шерлок, — не то настоящая, не то выдуманная миссис Хадсон вошла в гостиную. Странно, что ей не спится… впрочем, за окном уже было светло — пожалуй, с координацией и чувством времени действительно проблемы.
 
      — Шерлок, это ужасно. Я все никак не могу это осознать. Бедняжка Мэри.
 
      — Прекратите скулить, миссис Хадсон.
 
      — Я понимаю, вам тоже тяжело. И бедные Джон и Роззи.
 
      — Почему бы вам не повидать их?

      Шерлок поднялся из кресла и пересел за стол:
 
      — А я пока поработаю.
 
      — Работать в такое время?
 
      — Работа — лучшее лекарство, — ответил он, но даже не попытался взглянуть на экран ноутбука. Всё равно до тех пор, пока мир не перестанет шататься, он не сможет прочесть ни строчки.
 
      — Вы правы, — вздохнула миссис Хадсон, — сделаю-ка чай.

      Она вышла из комнаты, и Шерлок потёр виски — и тут же его взгляд упал на DVD-диск, которого раньше однозначно не было на столе. Чёрным маркером на нём было написано: «Скучали по мне?». Это было то, чего он так ждал. Новый ход Мориарти. Ему потребовалось много времени, чтобы его сделать, но он сделал. Не обращая внимания на дрожь в руках, Шерлок засунул диск в дисковод ноутбука и нажал автозапуск, приготовившись к чему угодно. Но только не к тому, что на экране появится лицо Мэри.
 
      — Сюрприз, — произнесла она и улыбнулась. — Если ты смотришь это видео, значит, я, скорее всего, мертва. Да, жаль говорить это, но всякое может случиться. Шерлок, если это действительно произойдёт, ты должен сделать для меня кое-что. Да, я поручаю тебе дело, возможно, самое трудное в твоей жизни. Спаси Джона Ватсона.

      Шерлок остановил видео и откинулся на жёсткую спинку стула. Он уже не понимал, где заканчивается правда и начинается бред**. Мэри на экране была такой же настоящей, как Гермиона, сидящая на подоконнике, или беснующийся в углу Мориарти. Но даже если она была плодом его воображения — она была права. Джона нужно было спасать, и сделать это было непросто, потому что он не хотел помощи, особенно от Шерлока.

      Нужно было встряхнуть его, но как?

      Видео запустилось снова само по себе. Не переставая улыбаться, Мэри продиктовала инструкции, и Шерлок кивнул, пообещав сделать всё, что нужно.

      Основное планирование заняло немного времени — чтобы не отвлекаться на лишние эмоции, Шерлок не позволял наркотическому опьянению сходить на нет, поддерживая своё спокойствие новыми дозами. К счастью, в Лондоне у него не было проблем с дилерами.

      Он ждал подходящего дела — чего-то действительно опасного, что заставило бы Джона прийти ему на помощь.

      И в один из вечеров нужное дело подвернулось.
Женщина лет тридцати шести-сорока пришла к нему не вовремя. Шерлок только что сделал себе укол героина, который в сочетании с утренним кодеином, ещё не до конца прекратившим свое действие, давал странный эффект спутанности сознания.

      Пока женщина — Фейт Смит, когда она представилась, — рассказывала о своей проблеме, Шерлок с трудом боролся с сонливостью, однако слушал внимательно.
 
      — Это слово перевернуло мою жизнь, — проговорила мисс Смит. — Помогите мне. Мой отец хочет кого-то убить.

      Шерлок поморщился — действительно не кстати. Дело, кажется, было перспективным, но как понять наверняка, если так сильно путаются мысли?
 
      — Я не могу вам помочь. Уходите, — наконец, сказал он.

      Мисс Смит пыталась сопротивляться, но он не слушал и практически выставил её за дверь, когда в его затуманенном мозгу всплыла страшная догадка.
 
      — Стойте! — велел он. — Не вздумайте этого делать! Не смейте!
 
      — О чём вы?
 
      — Ваше платье… простите, не могу успеть за собственными мыслями. Вы прищемили подол слева, значит, сидели рядом с водителем.
 
      — Я приехала на такси, — растерянно ответила мисс Смит.
 
      — Да, а теперь уходите в такой дождь, без пальто, и даже не подумали о том, чтобы вызвать такси заранее. Вы явно не собираетесь возвращаться домой.

      Он моргнул, фокусируя взгляд, и добавил:
 
      — Всё это было бы неважно, если бы не шрамы на вашей левой руке. Я легко могу доказать, что вы оставили их сами, но, думаю, это не нужно.
 
      — Не нужно, — повторила мисс Смит.
 
      — Это, а также ваша сумка — слишком тяжёлая. Я не взял ваше дело, и теперь вы уходите и явно не собираетесь возвращаться домой. С оружием.

      Он не собирался позволить ещё одной женщине умереть из-за него.
 
      — Чипсы, — сказал он.

      Мисс Смит удивлённо моргнула, и он заверил ее:

      — Суицидникам чипсы можно. Я проверял. Идёмте.

      На улице моросило, Шерлок сунул мисс Смит старую куртку Джона, сам набросил на плечи пальто, и они неторопливо зашагали по Бейкер-стрит. В обычной ситуации Шерлок молчал бы, но наркотики делали своё дело — под героином он становился значительно более приятным и благодушным собеседником, так что мисс Смит — Фейт — повезло.

      Над головой послышалось гудение вертолётного двигателя — Майкрофт ясно давал понять, что собирается контролировать перемещение Шерлока. Что ж, стоило порадовать его. Кажется, его маршрут будет наноситься на карту красной линией. Почему бы не передать послание?
 
      — Пошли, — сказал он Фейт и почти без проблем представил себе карту центрального Лондона. Почему бы не начать с буквы «О»***.
 
      — Большой брат наблюдает за тобой? ****– рассмеялась Фейт.
      Шерлок хотел было поинтересоваться, откуда она знает о его «большом» брате, но не стал, только кивнул в ответ. За то время, которое потребовалось, чтобы написать для Майкрофта «Отвали», они с Фейт успели обсудить её дело и немного поболтать о чём-то… отвлечённом. Не то, чтобы Шерлок часто с кем-то болтал, но, пожалуй, с Фейт это получалось делать.
 
      — Куда мы идём? — поинтересовалась она в какой-то момент. Шерлок задумался и сказал:
 
      — Пожалуй, на юг. Это очень длинное слово…
 
      — Какое?
 
      — «Болван».

      Она опять засмеялась и опёрлась на его руку. Постепенно они вышли к реке. Поддерживать разговор становилось всё тяжелее, Шерлока неудержимо клонило в сон, но всё-таки его ум ещё действовал.

      Недалеко от моста Миллениума они установились, расположились на скамейке. Фейт успела купить ход-дог, Шерлок от еды отказался — его начинало тошнить.
 
      — Знаете, почему я решил взять ваше дело? — спросил он.

      Она пожала плечами.
 
      — Вы сказали одну вещь, которой не может быть. Что вашу жизнь изменило одно слово — имя того, кого хочет убить ваш отец, но имя — это не одно слово, а два, например, «Шерлок Холмс», «Фейт Смит», «Уинстон Черчилль».
 
      — Я могла ошибиться.
 
      — Нет, вы были в этом уверены. И я обязательно найду это слово, имя. Но… — он повернул голову к Фейт, — бесплатно я не работаю.

      Она почти сразу поняла, чего он хочет, и вложила в протянутую руку свой пистолет. Борясь с дурнотой и слабостью, Шерлок дошёл до перил моста и зашвырнул оружие в реку.
 
      — Лишить себя жизни, — пробормотал он, не совсем понимая, обращается он к Фейт или к окружавшим его призракам, — ошибка. Не себя — других. Ваша смерть — это боль для других. Ваша жизнь вам не принадлежит…

      Жизнь Мэри не принадлежала ей. Она принадлежала Джону и Роззи. Мэри не имела права рисковать и погибать, особенно ради болвана по имени Шерлок Холмс.
 
      — Знаете, Шерлок Холмс, — заметила Фейт, — я думала, вы другой…
 
      — В каком смысле?
 
      — Лучше.
 
      — Чем кто? — спросил он заплетающимся языком.
 
      — Кто угодно. Чем любой… — ответила Фейт.
 
      — «Любой»? — переспросил он. — Почему «Любой»? Постойте… Как вы сказали? «Одно слово изменило вашу жизнь».

      В глазах потемнело, и только чудом он удержался за перила и не рухнул с моста. В ушах шумело.
 
      — Он назвал не имя… — прошептал Шерлок. — Он действительно произнёс только одно слово. «Любой». «Я должен убить любого». Он не просто убийца, он — маньяк.

      Озарённый догадкой, Шерлок обернулся к Фейт — но её не было. Мост был пуст.

      Он не помнил, как дошёл до дома — кажется, его кто-то довёл. Или довёз.

      Начиналась ломка, зубы стучали, живот сводило от голода, и Шерлок сделал себе ещё один укол, чтобы хоть немного очистить сознание. Не было времени на то, чтобы ждать, пока организм восстановится. Он знал, как спасти Джона Ватсона.

      Примечания
      * — цитата из песни Queen «We will rock you». Мориарти любит старый рок.
      ** — на мой взгляд, в реальном мире люди очень редко записывают видеообращения на случай своей смерти. Почти никогда. Так что видеозапись с любопытным названием «Скучали по мне?» я позволю себе перенести в мир наркотических грез Шерлока.
      *** — на самом деле он начинает с буквы «F», потому что «Отвали» по-английски «Fuck off». И именно эту фразу Шерлок «пишет» на карте в сериале.
      **** — «Большой брат наблюдает за тобой» — цитата из романа Дж. Оруэлла «1984». Но Шерлок никогда не был большим знатоком литературы, так что воспринял фразу буквально.



Avada_36

Отредактировано: 23.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться