Консерватория: музыка моей души

Размер шрифта: - +

Глава 5

Кеннет Берглунд сидел в кресле по ту сторону проректорского стола и хмуро молчал. Молчал и Маркас Двейн. Первым тишину нарушил последний, оценив выдержку студента:

- Оллам Кеннет, мне никогда ранее не приходилось сомневаться в вашем благоразумии, - произнес мужчина.

Парень поднял спокойные глаза на мэтра, ожидая дальнейших слов.

- Я так понимаю, у вас были причины поступить так, как вы поступили, но это не отменяет того факта, что вы нарушили правила поведения в консерватории Аберга, за что полагается дисциплинарное наказание.

Кеннет все так же спокойно кивнул:

- Я осознаю это, мэтр Двейн.

Проректор вздохнул. Ох уж эти студенты с их разборками. Только их потасовок из-за обиженных оллем ему и не хватало. Будто забот у него мало! Нахмурившись, он вынес вердикт:

- Вы поступаете в распоряжение мастера Имона на неделю. Он найдет, чем занять ваше внеучебное время. И, я надеюсь, больше подобного не повторится.

Кеннет никак не поддержал и без того шаткой проректорской надежды, промолчав и снова просто кивнув.

- Можете идти, оллам Кеннет, - разрешил мэтр, после чего студент поднялся с кресла и покинул проректорский кабинет.

Маркас Двейн потер переносицу усталым жестом, прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Что же за день сегодня такой? Сначала мастер-кладовщик со своим праведным гневом, вполне оправданным, если посудить. Потом беседа с олламом Грейнном о пользе расставляемых приоритетов и заботе о собственном моральном обличье. Теперь еще и драка. Весело начинается год. Первый проректор вздохнул и стал размышлять о том, что студент Грейнн держал себя с куда большим раскаянием и сразу признал за собой вину, в отличие от оллама Кеннета, который излучал лишь мрачное удовлетворение от собственного поступка. Но интуиция говорила проректору, что стоит присматривать за этими двумя, причем если третьекурсник всегда казался лорду Двейну парнем порядочным и надежным, то о выпускнике исполнительского время от времени ходили не самые лестные слухи, хоть он и был лучшим на своем факультете и на занятиях всегда вел себя безукоризненно - преподаватели, особенно женская их половина, нарадоваться на него не могли. Личность девушки, по словам мастера Имона, осквернившей своими телесами проводник искусства, так и осталась нераскрытой. Что ж, в любом случае за подобные действия в первую очередь наказание должен нести мужчина. Лорд Двейн был уверен, что своего страха первокурсница натерпелась с лихвой, а если нет, то попадется на чем-нибудь еще и уж тогда получит заслуженное наказание.

В открытую створку постучала секретарь.

- Маркас, я чай заварила. Будешь? – спросила она.

- Давай, - согласился, не открывая глаз, мужчина.

Милдред, с чашкой в руках приблизилась к столу, поставила перед начальником сосуд и опустилась в кресло для посетителей.

- Что-то олламы раньше времени стали фортели выкидывать. Обычно только к зимним экзаменам разогреваются, - отметила с улыбкой женщина.

- Милдред, не напоминай, - открывая глаза и протягивая руку за чашкой, поморщился первый проректор. – Хотя меня удивляет, что сцепились два, по сути, беспроблемных молодых человека.

- Маркас, ты же сам понимаешь: когда речь идет о девушке, беспроблемность мужчин тает, словно роса под палящим солнцем.

- Еще бы мне этого не понимать! Ты сама-то в курсе, кого они там не поделили? Ту вчерашнюю барышню, которую Грейнн, как там мастер Имон выразился, «усадил на клавиши инструмента филеем»? – поинтересовался лорд Двейн, делая первый глоток травяного сбора.

- Нет, дорогой. За ту девочку Кеннет не стал бы сбивать кулаки, - с улыбкой ответила Милдред. – Тут дело в том, что Грейнн состоял в постоянных отношениях с Орнией Бэрк, вокалисткой-третьекурсницей. Ты знаешь ее. Очень светлая девочка. И близкая подруга оллама Кеннета. Новости о вчерашнем происшествии разлетелись быстро. Мастер Имон ни от кого не скрывает своей злости. Вот мальчик и решил вступиться за честь подруги.

- Взыграло ретивое, - понятливо кивнул Маркас.

- Что-то вроде этого, - подтвердила Милдред и после небольшой заминки спросила. – Как прошли беседы с олламом Грейнном и олламом Кеннетом?

Проректор ухмыльнулся. Воспитательные беседы он всегда проводил за закрытыми дверьми, но Милдред была истинной женщиной и тайн, кроме собственных, не переносила ни в каком виде. Да и скрывать тут особо нечего.

- Грейнн выказал раскаяние и получил распоряжение в ближайшую неделю во внеучебное время помогать в библиотеке, а Кеннет был угрюм и совершенно не считал себя виноватым, так что отправился в распоряжение мастера Имона, - ответил Маркас.

- Не знаю, дорогой. Кеннет мне нравится гораздо больше Грейнна, - с сомнением протянула секретарь.

- Это потому, что он представляется тебе окруженный светлым ореолом рыцарства? – приподняв бровь уточнил лорд Двейн.

- Может быть, - не стала спорить женщина. - Но Грейнну ты дал наказание легче.

- Он свое получил, Милдред, тебе не кажется? – спросил начальник.

- Нет. Я бы добавила, - тряхнула рыжей шевелюрой секретарь, блеснув изумрудными глазами.



Лисавета Синеокова

Отредактировано: 06.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться