Контактёр. Глаз алмаза.

Часть вторая

- И что вы собираетесь делать, когда выявите виноватых? – вопрос для меня немаловажный. Как бы не попасть из огня да в полымя.

- По ходу будем решать, - собеседники в ответе были единодушны. Кто бы сомневался, только это их «решение» может стать для нее еще большей проблемой, и она из независимого нейтралитета превратится в заинтересованную сторону. Тогда уж точно надо будет рвать когти, потому что ни о какой работе контактёром не стоит даже и думать – не только в собственном городе, но и в других местах. Слухи в таких кругах разлетаются быстро.

- Так не пойдет, - качнула головой отрицательно, - только по моему решению в согласовании с вами… конечно.

Оба недовольно переглянулись и… кивнули. Отлично! Чтобы договоренность была не голословна, прокусила палец – для этого обета достаточно будет и пары капель крови, - брызнула несколько капелек в огненную стену рядом, проговаривая все условия, и подставила руку для тройственного рукопожатия, мысленно призывая свою стихию в свидетели. Мужчины еще раз недовольно переглянулись и потянулись для того, чтобы положить свои ладони сверху. Вот теперь можно не беспокоиться, что меня обманут. Если, конечно, не захотят сгореть заживо – стихия не знает эмоций и строга к букве исполнения обетов и клятв.

- Играем, только сначала дайте координаты своего человечка и описание, чтобы смогла узнать.

- На счет последнего не переживай – такого трудно не узнать, – мне показалось или оба втихаря облегченно выдохнули? Да, что тут вообще творится-то?! – Ему подтверждение я уже скинул, так что, жди завтра утром.

Ладно, посмотрим, что там за индивид.

Мужчины тем временем, отошли на полшага друг от друга, натягивая на лица омерзительно презрительные маски, по-другому это не назовешь.  Я же вздохнула поглубже, постаралась изобразить на лице глубокое разочарование и-и-и-и:

- Поехали!

Огненная завеса спала в момент. Стоило только отрезать ее от подпитки источником.

Актёры из этих двоих получились бы отличные. Так мастерски сыграть одной лишь мимикой неприязнь, ярость и разочарование не каждый сможет. Оба, все так же молча, развернулись друг к другу спиной и пошли к своим соратникам.

Молчаливая сцена, казалось, напугала обе группировки еще больше, чем если бы прозвучали крики и угрозы. Притихшие парни в полной тишине последовали за своими предводителями. Картинка получилась еще та – апокалипсис местного разлива, – не иначе.

Им-то хорошо, а мне еще роль свою доигрывать надо. И начать пришлось с виноватого вида в ответ на каждый брошенный в мою сторону вопросительный взгляд, мол, как же так, ты и не справилась? Пожимать плечами было бы уже слишком, а вот изобразить искреннее огорчение из-за собственной «неудачи» самое то.

Постепенно пятачок опустел. И я, все еще играя роль для возможного стороннего наблюдателя, понуро постояла в одиночестве, опустив плечи и всем своим видом выражая весь трагизм сложившейся ситуации. Потом, все так же устало, нога за ногу поплелась к собственному автомобилю. Пора заканчивать первый акт нашей комедии и ехать домой. Сделать надо было еще «ого-го» сколько.

Как ни старалась высмотреть хоть что-то всю дорогу обратно, но вычислить хвост так и не смогла, если он был, конечно. Хотя… был.  Наверняка.  Иначе как объяснить зудящее чувство в спину, словно кто-то постоянно её сверлит взглядом.

И то, что я не смогла определить откуда и кто вел наблюдение – только настораживает. Обычному человеку скрыться от меня не под силу. А значит, это либо представитель маг-общества, либо человек, пользующийся услугами и артефактами все тех же представителей чародейского мира.

А мы просто так людям свои «магические побрякушки» не даем.  Такие ограничения существуют не из нашей жадности… просто, наученные горьким опытом магические существа очень дозированно делятся с обычными людьми волшебными вещами. И исключительно мирного предназначения. Чаще всего это были именно бытовые товары.

Была еще одна причина – драконий запрет. Потому если в какие-либо кланы, семьи или группы с маг-уклоном входили обычные люди, то пользоваться магическими предметами не бытового назначения могли только после принесения кровной клятвы.

Такие клятвы имели не просто пожизненную силу, но и преемственное право – все наследники, произнесшего клятву, автоматически принимали на себя ее тоже по праву крови. 

В этот раз квартира встретила меня тишиной. Но мама до сих пор не спала, несмотря на позднее время. Обиженно сопела у себя в комнате и делала вид, что она уже вся в своем сонном царстве.

У меня невольно на губах начала расползаться улыбка. Все-таки мама - удивительная женщина. Не глядя на все трагедии, произошедшие в ее жизни – а я знаю, насколько сильно она переживала из-за них, - умудрилась остаться в некоторых вещах легкой и непосредственной особой. Сумела сохранить все это и не загрубеть душой…

Легонько постучала косточкой указательного пальца о дверной косяк.

- Мам, можно? - на миг тихое шебуршение затихло и дверь приглашающе открылась, - Я войду?

- Ну, и во что опять ты вляпалась и когда нам придется бежать? – интересно, это просто слова или она уже что-то знает?

- Что ты знаешь?

- Ой, да что тут знать? – она пренебрежительно махнула рукой, - С твоей работой только такое в итоге и могло произойти. А уж сложить звонок от шестерки Хатавского, местного авторитета, трёхнедельные шепотки среди не особо честных индивидов и твое необычайно раннее возвращение домой… может говорить только об одном – вляпалась по самые уши.

Я говорила, что по сравнению с моей мамой – любая разведка может отдыхать? Тогда говорю!

***

- Але-е, - голос оказался на редкость… неопределяемый, - прачечная?!



Eva Chernaya

Отредактировано: 18.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться