Контрабандистка с «красным» дипломом.

Глава 3

Прошло несколько часов, и я поймала себя на том, что пытаюсь унять дрожь в руках. Самое страшное в жизни - это неопределенность. И сейчас она давила на меня всем своим весом. Со мной творилось что-то странное, упадническое настроение вдруг сменялось каким-то несдержанным весельем. Мысли метались, не давая мне сосредоточиться хоть на чем-то. А вот теперь дрожали руки, и прекратить это, я никак не могла. Вообще, последние два дня я вела себя крайне странно и нехарактерно для себя.

Словно тормоза сорвало.

Я обнесла пищевой автомат. Я ночевала на виду у сотен мужиков на каких-то досках, посреди доков. Я флиртовала с неизвестными парнями. Это все не я. Я ведь спокойная и уравновешенная девушка, разумная. Шумно выдохнув, я спрятала лицо на коленях и сидела не двигаясь. Мне было страшно оттого, что я осталась одна без денег. А вот теперь и без еды. Да что там, у меня отсутствовали даже вещи в нужном количестве. Сижу тут без работы, без способа связаться с домом. И кажется, без надежды на что-то хорошее.

Я сидела, не шевелясь, не поднимая голову, то ли задремав, то ли просто утонув в своих страхах. Рядом кто-то ходил. Слышен был хруст грунта, тихий шуршащий инопланетный говор. Скорее всего, эти сакали вернулись с капитаном своим. Наверное, они все же пополняли продовольственные запасы, хотя, ведь шкипера среди них нет, а продовольственное и хозяйственное обеспечение корабля - забота именно этого офицера. Но с другой стороны, если он чем-то сильно занят, то вполне и капитан может его заменить.

Мысли текли вяло и неохотно, но не думать совсем, как и любой нормальный человек, я не могла.

Шаги стихали… И с этим пришло понимание одиночества. Пока я жила под крылом мамы и папы, я никогда не понимала, по-настоящему, значения этого слова. Зато оказавшись в академии, я узнала об одиночестве все, и прочувствовала на себе все его формы. И сейчас в окружении тысяч людей и нелюдей, вокруг сотен кораблей, среди шума и гама, я была как никогда одинока.

На землю, скатываясь с моих ладоней, капали слезы. Пол под моими ногами был настолько сух, что влага не задерживалась на нем, впитываясь в толстый слой пыли и песка. Плакала я тихо без рыданий и истерик.

Легкое прикосновение к волосам почти незаметное.

Первой мыслью было: «показалось». Утомленный мозг и не так шутил. Но кто-то снова осторожно коснулся меня. Медленно я подняла отяжелевшую голову и уставилась на самого невообразимого мужчину. Сакали. Его залитые тьмой глаза озорно сверками голубым огоньком радужки.

«Как у оршов» - пронеслась мысль.

У этих двух рас были одинаковые глаза, отличался лишь цвет радужной оболочки. В отличие от нас, белизны в их очах не наблюдалось. Глаза заволакивала чернота, словно татуаж сделан. Мужчина смотрел на меня с каким-то смеющимся выражением. Это немного злило.

- Твое? - он кивнул на мое объявление.

Оно все также сиротливо стояло справа от меня, ничуть не покосившись, и ясно давало всем понять, что вот тут на досках и ящиках, в общем, в груде портового мусора, сидит дипломированная неудачница. Та самая мусорщица, которая, наконец, заняла соответствующее ее происхождению место. И даже диплом престижной академии не смог отмыть от нее кило грязи.

- Мое, – печально выдохнула я.

Мужчина странно хитро ощерился в подобии улыбки. Правда, сейчас он больше на пиранью черноглазую походил. Это хищное выражение его красивой физиономии немного привело мои мысли в порядок.

- А документы к нему прилагаются или верить на слово?- продолжил расспрос он.

- Прилагаются, - кивнула я в ответ.

Я все еще притормаживала. И никак не могла понять, чего он выведывает. Всем известно, что черони на свои корабли, вообще, практически никогда никого не нанимают с Солнечной системы.

- И, где же они, раз прилагаются? – не унимался сакали.

Его улыбка становилась все шире. И сейчас передо мной сидела уже не мелкая пиранья, а крупная акула, учуявшая жертву.

- В сумке, - донесла я до него умную мысль.

Мужчина отстранился, перестал улыбаться и пристально навел на меня взгляд. Не знаю, что он там видел, но лицо его мрачнело. Я же окинула взглядом его. Одет он был не так вульгарно и безвкусно, как утренние его соплеменники. Я бы даже сказала, что вещи его были шикарны и сидели на нем преотлично. Темные обтягивающие стройные ноги штаны из какой-то мягкой кожи. Яркая лиловая рубашка, расстегнутая аж на три забавные пуговички и обнажающая гладкую безволосую грудь. Сверху плащ из плотной фиолетовой материи. На ногах мягкие серые мокасины с каким-то лиловым узорчиком по верху.

Окончив осмотр одежки, я подняла голову. Вгляделась в лицо мужчины, разглядывающего в ответ меня. Красив. Да чуть накрашен, явно подведены глаза. Высокий умный лоб, тонкие губы, высокие скулы. Мужское лицо казалось чуть вытянутым, но это не портило его. Густые абсолютно белые волосы зачесаны назад и собраны в аккуратную сложную косу. Даже не смотря в глаза, можно было догадаться, что инопланетянин. На наших мужчин он совершенно не похож, ни одеждой, ни внешним видом, ни манерами.

- Плакала чего? – вдоволь насмотревшись на меня, сакали продолжил свой расспрос.

Я лишь пожала плечами, а что я ему скажу?! Нужны ему мои беды, как коню движок с турбиной.

- Ясно, - ухмыльнулся он и еще раз окинул взглядом мою фигуру.

Ничего больше не спрашивая, сакали протянул руку и подтащил мою сумку к себе. Бесцеремонно, под моим ошалевшим взглядом, раскрыл ее и полез внутрь. Диплом и личную карту нашел быстро. И переложил на свои колени, но при этом, не выпуская из рук сумку.

– Так, что мы тут имеем? - он очень хорошо говорил на всеобщем. Хотя немного тянул окончания, но почти незаметно. - А тут у нас действительно биоинженер, надо же, это как кофточку Данучи найти на уличной ярмарке.

Ну, ни чего себе сравнение!!!



Мария Лунёва

Отредактировано: 21.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться