Контракт на гордость

Глава 14

Лиза

 

Ты ему сказала, что думаешь?
Да. Правда, не вслух.

(с) к/ф «Друзья».

 

– Ты приедешь? – сегодня день Х, я очень нервничаю, и успешно реализованный московский проект совсем не помогает обрести недостающую веру в свои силы. В ожидании такси я тру переносицу, меряю шагами маленькую кухню, допивая остывший безвкусный чай, и пытаюсь успокоить себя звуком Сашкиного голоса.

– Не могу обещать, Лиз. Немцев в аэропорту надо встретить, на объект отвезти, – губы невольно расползаются в понимающей горькой улыбке. Алик всегда так поступает, когда не хочет идти на какое-то мероприятие – ссылается на несуществующую оказию огромной важности.

Я знаю, что Волков мне ничего не должен, у него хватает своих забот, но на душе почему-то становится грустно. Ведь я до последнего надеялась, что он найдет свободное место в своем переполненном графике и все-таки посетит открытие «Кабриолета». Бесшумно выдыхаю и делаю то, что у меня всегда замечательно получалось – вдохновенно лгу, притворяясь равнодушной.

– Ничего страшного, Саш, – я поправляю стойку кремовой шифоновой блузки и впиваюсь короткими ногтями в ладони, пряча разочарование – не люблю быть слабой.

– Не волнуйся, Лиз, все пройдет по высшему разряду, – уверяет напоследок Волков и отключается, возвращаясь к прерванной моим звонком беседе. Не щадя мое самолюбие никакими «я очень хотел, но» или «я постараюсь». И на что я вообще рассчитывала, а?

Оставляю обломки иллюзий в квартире и спускаюсь вниз, где у подъезда дежурит не новый хендай, водитель которого настолько болтлив, что хочется заткнуть ему рот, а себе уши. Но папа меня слишком хорошо воспитывал, а наушники, к моей огромной печали, преспокойно валяются на тумбочке в прихожей. Так что против воли мне приходится погружаться в перипетии быта и личных терзаний невзрачного молодого паренька в дурацкой кепке ярко-салатового цвета. Пока мы ползем в многокилометровой пробке, я успеваю узнать, что таксист приезжий, ему изменила девушка и он платит за нее баснословный кредит. Поэтому немудрено, что ураган раздражения закручивается все сильнее, и в салон я захожу прилично на взводе.

– Еще раз отполируйте стойку, вытрите со второго зеркала пятно от пальцев и пойди причешись, Филатов, – обрушиваю на новых подчиненных всю мощь начальственного гнева, только вот Ванька совсем не похож на тихую Аринку, беспрекословно выполнявшую любое мое распоряжение.

– Метлу во дворе припарковала? – ухмыляется довольный собой и жизнью брюнет, насильно усаживает меня на высокий стул с мягким сиденьем и всовывает в ладони огромную бадью с карамельным латте. – Выдыхай, Горгона, а то бедные девчонки окаменели.

Иван явно преувеличивает, потому что бойкая мастер маникюра Юлька не выглядит испуганной. Напротив, она тащит мне пиалу с печеньем в шоколадной глазури, приговаривая.

– Елизавета Андреевна, а давайте вам Иришка укладку сделает? Закачаетесь! – я с удовольствием выхватываю из ухоженных рук с образцово-показательным коротким бежевым маникюром лакомство и соглашаюсь, отчетливо осознавая: с выбором персонала я не облажалась. Уж если девчонки готовы терпеть стихийное бедствие вроде меня, проблемы с другими клиентами вряд ли возникнут.   

И пока тонкие пальцы жизнерадостной парикмахерши колдуют над моими волосами, создавая воздушный игривый образ, я буквально выпадаю в нирвану. Отпускаю заботы и сомнения и обретаю уверенность, что с такой командой мое дело обречено на успех. Идеально все: и мебель насыщенного бирюзового цвета на фоне светло-бежевых стен и пола, и подобранные в тон картины, и лаконичные стильные светильники, и даже хаотично торчащие перья моей короткой стрижки. В общем, все, кроме сочащегося патокой голоса, который я узнаю из тысячи.

– Скромненько совсем, бедновато. На большее в своей Москве не заработала, а, Лиз? – ума не приложу, чего этой рыжей бестии в ярко-алом платье-футляре от меня понадобилось, учитывая, что кольцо на ее безымянном пальце свидетельствует о том, что нам давно уже некого делить. Она сделала свой выбор семь лет назад и, насколько я знаю, о нем не пожалела.

– А ты чем занималась, что пропустила момент, когда золотые унитазы и малиновые пиджаки канули в Лету? – изумрудные глаза препарируют мою тушку не хуже острого скальпеля, только на обитательниц серпентария у меня стойкий иммунитет. Я небрежным жестом откидываю волосы назад, рекламируя работу мастера, и поднимаюсь из кресла, демонстрируя собеседнице жакет Армани из последней коллекции и ничуть не увеличившуюся с нашей последней встречи талию.

– Здравствуй, Марина, – Филатов встревает вовремя, ровно за пару секунд до того, как мы с Лебедевой испепелим пространство вокруг, предоставив мне возможность наблюдать, как покрывается неравномерными красными пятнами чужая алебастровая кожа.

– А ты… что… здесь… как… – захлебывается от избытка эмоций рыжая, никак не ожидавшая наткнуться на брата своего мужа у меня в салоне.

– Я здесь работаю и очень тебе рекомендую расслабляющий массаж. Выглядишь плохо, нервная какая-то, мешки под глазами, – смеется Ванька, игнорируя злобное шипение, и за плечи уволакивает Марину в сторону массажного кабинета.

В остальном, открытие проходит без сучка и задоринки. Полная дама обещает водить своих сыновей-близнецов в одинаковых серых штанах и рубашках с подтяжками только к нам, когда их шевелюры отрастут, а юная бьюти-блогер (автор и обладатель интернет-проекта, посвященного теме красоты – прим. автора) с пирсингом в носу и выбритыми висками обещает разрекламировать «Кабриолет» у себя в инстаграме.



Алекса Гранд

Отредактировано: 20.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться