Контракт на гордость

Глава 16

Лиза

 

Ковальски, варианты.
Стратегическое отступление.
Поясните...
Мы убегаем, но мужественно.

(с) м/ф «Пингвины из Мадагаскара».

 

– Проснись и пой! – оглашаю «Кабриолет» восторженным воплем, и плевать, что вокальных данных во мне не больше, чем в том медведе, которому наступили на ухо.

С момента столкновения с Лебедевой прошла неделя, и я, наконец, отпускаю вожжи и позволяю себе прибыть в салон ближе к полудню. Скинуть пальто на вешалку, сунуть ухмыляющейся Юльке леденец, чтобы никак не комментировала происходящее, и взглядом голодного василиска уставиться на затылок Ваньки, уткнувшегося лицом в ладони.

 – Заткнись и спи, – глухо ухает эта помесь вурдалака и поднятого из могилы зомби, не представляя, что только что послал своего работодателя. Недалеко, правда, и не обидно, но это совсем не значит, что мстить я ему не буду. Тем более, что настроение сегодня особенно пакостное, а душа просто-таки требует хлеба и зрелищ.

Я с легкостью подскакиваю с крутящегося кресла и с грацией ниндзя подкрадываюсь к жертве начальственного произвола. Забираю у Иры из рук графин и лью тоненькой струей воду на Ванькину голую беззащитную шею. И нет, раскаяния за оброненные кубики льда я не испытываю.

– Твою за ногу, Юлька! Я тебя придушу! – с воем раненого бизона Филатов подрывается с места, грозя смахнуть с трюмо все, что плохо лежит, и почти моментально плюхается обратно. Смотрит на меня исподлобья, пыжится, вроде и хочет послать, но не решается, выдавливая сквозь зубы: – прости, Лизавета Андреевна.

– Ты еще добавь: «Я так больше не буду».

Под мелодичное девчоночье хихиканье я с максимальным комфортом располагаюсь на низенькой софе и не спешу сообщить трущему виски брюнету, что экзекуция только началась. Кто ж виноват, что город у нас маленький, и в компанию, в которой вчера напивался Иван, затесалась сестра моей бывшей одноклассницы.

– Вань, а, Вань, – ласково зову горе-администратора, машинально поглаживая корпус телефона – Волков обещал позвонить. И, состроив умильную мордашку, невинно интересуюсь: – как погуляли?

Гамма чувств, отражающихся на небритом помятом лице, поистине шедевральна. Уж не знаю, в кого меня записали – в дьявола, ведьму или экстрасенса, но плещущийся в светло-карих глазах страх льстит моему раздутому самолюбию.

  – Лиз, будь человеком, – вполне натурально стонет Иван, на что я отрицательно качаю головой.

– Будь я моложе лет так на пять-семь, наивнее и впечатлительнее, я бы, может, и купилась на твою грустную моську, но, увы и ах, Лиза Истомина цинична и расчетлива, – моя черная натура еще не сполна насладилась чужими страданиями, так что я быстро нахожу и ставлю на всю громкость мелодию, под которую Филатов накануне выписывал весьма и весьма причудливые па.

– Лиза-а-а! – раздается жалобно-укоризненный крик, но я держусь до последнего, издеваясь над и без того страдающим от похмелья работником.

– И даже не проси. Шест в салон не куплю.

Ирка заливается звонким хохотом, Юлька отпускает скабрезные шутки, а Филатов с видом оскорбленной недотроги шествует в туалет. И, стоит только двери за ним закрыться, в «Кабриолет» врывается эдакий неудачный косплей на Харли Квин. Забранные в два хвоста сожженные светлые волосы уныло болтаются и просто кричат о том, что им необходим бережный уход и длительное восстановление.

– Добрый день, проходите, – Ирина тщательно прячет зажегшийся в васильковых глазах священный ужас от такого безобразия и частит, помогая снять клиентке пальто: – кончики немного подрезать, сделать кератиновую масочку…

– Засуньте вашу масочку себе в…, – я натурально давлюсь воздухом и думаю, что даже не лишу персонал премии, если кто-то из девчонок пошлет это блондинистое недоразумение на хутор бабочек ловить. Тем временем, подружка Джокера орлиным взглядом осматривает салон, как будто надеется найти у нас контрабанду. – Мне нужен ваш администратор. Брюнет, высокий такой…

В памяти всплывают детали пересказанного в красках Ванькиного загула, и я складываю-таки два и два. Догадываясь, что именно на этой воспитанной и очаровательной мадемуазель наш бабник и ловелас вчера пообещал жениться. Правда, после жаркой ночи любви. Ну а как еще бедный парнишка должен был доказывать серьезность своих намерений? Правильно, никак.

И хоть Филатов приличная зараза и та еще заноза в заднице, но глумиться над ним позволено только нам. И всяким охотницам до штампа в паспорте обижать своего лучшего сотрудника я не позволю.

– К сожалению, это не представляется возможным, – я демонстрирую максимальное участие к ее проблеме и даже цепляю на лицо самую скорбную мину из своего арсенала.

– Почему? Он выходной? Ничего, я могу подождать здесь до завтра, – непробиваемость и настойчивость блондинки почти восхищает: ее бы таланты, да в мирное русло. Ну а Ивана становится жалко еще больше, посоветовать ему что ли быть разборчивее в связях.

– Нет, он уволился, и о новом месте работы ничего не сказал, – я аккуратно вытаскиваю из Иркиных рук пальто и, набросив его на плечи обманутой барышне, подталкиваю ее к выходу. И заверяю, с почти искренним сочувствием: – но мы вам обязательно сообщим, если нам что-то станет известно.



Алекса Гранд

Отредактировано: 20.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться