Контракт на жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 3.3

Глава 3.3

Корнелиус


Лиса – я посмаковал про себя имя, медовое, несущее отзвук тёплого лета, и безумно ей идущее, особенно с учётом дара девушки. 

Попытался проанализировать происходящее и то, с чего всё началось.

Мне повезло встретить её в коридорах института как раз тогда, когда спускался от этого учёного, с претензией на гениальность. 

Карл Совенберг был не единственным «перебежчиком» из нашего мира. На Алири он практически не имел шансов пробиться и достичь чего-то. А здесь, где магии почти не было, его методы считались революционными и инновационными. 

Но я-то знал, чего стоили все его изыски. И сколько жизней он может искалечить, пока достигнет нужных результатов. Контроль за такими гениями вёлся постоянно. Всё-таки наши миры были связаны слишком тесными узами и всё, происходящее здесь, влияло на Алири очень сильно. Поэтому и разрешалось некоторым желающим, которые действительно были необходимы этому миру, но по ошибке родились в нашем, такие вот эмиграции. 

На этот раз отчёт Карла меня удовлетворил. В принципе, чего-то такого я и ожидал. Лекарство имело множество побочных эффектов, но Карл собирался со временем доработать его, не хватало лишь исследовательского «материала». Однако он обещал проводить тщательный отбор претендентов и информировать их о возможных эффектах заранее.  

Институт я покидал вполне удовлетворённый увиденным и услышанным. Пока не встретил Лису. 

Её я заметил сразу. Хрупкую и растерянную. Бледную с глубокими синяками под глазами. Она напоминала срезанный слишком рано цветок, который вот-вот увянет, но пока ещё держится из последних сил. 

Я догадывался, к кому она направляется. Чувство жалости и что-то ещё, неуловимое и незнакомое шевельнулось в душе, но я подавил всё на корню, понимая, что вмешиваться не имею права. 

Её завороженный взгляд, которым она одарила моё лицо, вызвал улыбку, которая сразу же и погасла, как только артефакт, так долго молчавший, вдруг сработал!!!...

Василиса

Во всём этом был огромный плюс – я понимала письменность этого мира. Ура! Значит книги тоже осилю. Что же касается моего задания, то оно было очень познавательным.

Содержание корреспонденции Корнелиуса оказалось весьма занятным. Все письма можно было разделить на несколько типов. 

Переписка с коллегами по цеху. Сплошные термины и формулы мешали нормальному восприятию текста. Но основную идею можно было уловить. Корнелиус, видимо, был светилом магической науки и многие спрашивали совета, предлагали рационализаторские идеи, просили о личной встрече, о том, чтобы он прочитал лекцию в ВУЗе и т.д.  Их я быстро рассортировала в зависимости от цели, которую преследовал писавший, создав свою систему.

Личные письма. О-о-о, а наш магистр оказался весьма популярным среди дам. Читать полностью я, естественно, не стала, сразу отодвигая любовные записки в сторонку, словно обжёгшись. Противно, честное слово! Во-первых, что некоторые дамы не ценят себя, да ещё и создают самомнение у таких ловеласов, как Корнелиус. А во-вторых, что ему наплевать на чувства этих дам, раз вполне спокойно даёт читать эти опусы мне. Складывая горкой амурные послания, нет-нет, да прожигала взглядом этого несносного бабника. 

Но, слава Богу, здесь содержались не только любовные письма. Среди всего прочего была и деловая корреспонденция. Здесь были всевозможные счета и предложения касающиеся имущества мага. Судя по этим письмам, у него, кроме замка, наличествовали огромные угодья, сады, поля, мануфактуры и даже прииски драгоценных камней. Естественно, этим всем необходимо было заниматься. Насколько знаю, обычно люди такого уровня, как Корнелиус, перепоручали подобные вещи своим поверенным или управляющим. Тем более с учётом должности при дворе и большой занятости учёной деятельностью. Так что же тогда делают эти бумаги здесь? Собиралась было спросить своего босса об этом, но, посмотрев в его сторону, не стала. Он был слишком погружён в свои исследования. А тут ещё припомнились его слова о лишних вопросах. К тому же, не скрою, надоел снисходительный тон его сиятельства. Пора бы показать ему, что его личная помощница тоже чего-то стоит. 

Полностью рассортировав корреспонденцию, я вынула припрятанные в кармане удобного платья блокнот и ручку и начала строчить, вкратце излагая содержимое каждого письма, от кого оно написано и свои мысли по этому поводу. Естественно, свою оценку я давала лишь деловым предложениям, оставив в покое науку и личные отношения босса. 

Закончив и с этой задачей, слегка покашляла, привлекая внимание слишком увлёкшегося мага, и, когда он соизволил поднять голову от таких занимательных магических формул, передала ему результаты своих трудов, сопроводив комментарием:

– Я выполнила ваше задание. Посмотрите, пожалуйста. Если вас всё устраивает, то могу приступить к следующему. 

Да уж! Трудоголик – почти как наркоман. Очень тяжело после изнурительных длительных рабочих будней, но когда ты видишь результат своей работы, её значимость, и это неимоверно радует тебя, даёт крылья, вдруг остановиться на полном ходу, так сказать, и почти ничего не делать. Это как резко без подготовки затормозить автомобиль, несущийся на максимальной скорости. Не очень комфортные ощущения. Вот и у меня было жуткое желание и азарт окунуться с головой в работу. А ещё хотелось, чтобы оценили мой труд по достоинству. 

Корнелиус достал такую же как у меня обычную авторучку и начал чёркать что-то поверх моих записей, сопровождая невнятным бормотанием.

– Неплохо, – это всё, что мне ответили, пробежавшись глазами по итогам моей работы и почеркав её нещадно. – Письма вот от этих корреспондентов сразу в огонь, – указал он на специально им отмеченные крестом записи. – Вот это я прочту лично, - напротив таких счастливчиков стояли «галочки», – Остальным составьте ответы. 



Натали Мондлихт

Отредактировано: 21.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться