Контракт на жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 13.1

Глава 13.1

Утро встретило нас ярким весенним светом, проникающим сквозь лёгкие, воздушные тюли и белыми бликами, танцующими на подушках. 

Я повернулась и увидела, что Корнелиус не спит, он приподнялся на локте и внимательно смотрит на меня. 

– Доброе утро! – поздоровалась с ним. 

— Доброе! – улыбнулся он и, склонившись надо мной, подарил новый поцелуй припухшим за ночь губам. 

Ночь выдалась очень горячей и бесконечно откровенной. Мы словно путники в пустыне, наткнувшиеся наконец-то на водоём в оазисе, пили друг друга и никак не могли утолить жажду. 

– Ты проголодалась? – спросил он, нехотя оторвавшись от моего рта и подушечками пальцев обводя контур губ, которые только что так сладко целовал. 

– Пожалуй! – мягко улыбнулась в ответ. – А что, в твоей холостяцкой берлоге что-то есть? Или она не совсем холостяцкая? – посмотрела на него, подозрительно прищурив глаза. 

А ведь действительно, с чего я взяла, что это его «тайное место», а не любовное гнёздышко, где обосновалась его любовница? Бывшая, в лучшем случае. 

 – Ты ревнуешь? – с удовольствием заметил он, широко улыбнувшись. 

— Нет, – с обидой произнесла в ответ, отстраняясь и пытаясь подняться с кровати, в которой, возможно, Корнелиус кувыркался с другой, а потом привёл меня, будто очередную…

Уйти мне не дали, схватив за талию, опрокинув и прижав руки к кровати за запястья, а потом, преодолевая возмущение и сопротивление, накрыли рот поцелуем. 

– Ревнуешь, строптивица, – прошептал он прямо в губы, – но совершенно напрасно.  Кроме тебя здесь бывала лишь одна-единственная женщина – приходящая домработница, – весело добавил он.

Я перестала вырываться и возмущённо на него посмотрела. Умеет же нервы попортить!

– Но в одном ты права, завтракать нам придётся не в этом доме, запасы провизии я здесь не держу. А приходящую прислугу о нашем визите не предупредил, поэтому заполнить кладовую едой никто не удосужился. 

– Ясно, – лениво и расслаблено протянула я. Вставать и куда-то бежать абсолютно расхотелось. Тем более в пасть к разъярённому льву, вернее королю. 

Но лениво поваляться в кровати мне не дали, Корнелиус спрыгнул на пол и подхватил меня на руки. Хохоча и вырываясь от такой неожиданности, я была отнесена в сторону неприметной двери в дальнем углу. Как и предполагала, там оказалась ванная комната. 

Меня, наконец поставили на землю и дали дойти своими ногами к душевой кабинке,

– Спасибо за доставку, – демонстративно закрыла за собой дверь душевой кабинки, – дальше я сама. 

Но где там. Одну меня, естественно, не оставили…

***
В булочной несколькими кварталами выше было многолюдно и шумно. Кто-то пил утренний кофе со свежей выпечкой и такой же свежести газетой, кто-то стоял в очереди к уставленному красивыми пышными булочками, кренделями и круассанами прилавку, за которым стояла румяная статная женщина в поварском чепце и фартуке, а кто-то уже с утра уминал кулебяки и курники, а запивал компотом. Наверняка оборотень! Насколько я успела узнать, у них повышенная потребность в еде, особенно мясных и рыбных блюдах. 

Мы с Корнелиусом тоже успели занять столик в этом популярном заведении, умопомрачительный запах выпечки которого привлекал всю округу. 

Проглотив последний кусочек вкуснейшего шоколадного круассана, я задала вопрос, который теперь был насущным для нас:

– Что мы будем делать дальше? 

Взгляд Корнелиуса приобрёл задумчивое выражение и он произнёс:

– Примем святые брачные обеты. 



Натали Мондлихт

Отредактировано: 21.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться