Контракт на жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 15.1

Глава 15.1


Мы ещё несколько раз пытались использовать мой дар в различных вариациях и всё удивительным образом получалось. Возможно, и раньше я уже умела «творить» что-то подобное, просто не знала об этом. Вернее, не догадывалась, что причастна к таким счастливым «случайностям»…

В конечном итоге, после нескольких проб, я даже смогла почувствовать, как во время обращения к дару будто лампочка «включается» внутри меня в месте солнечного сплетения и всё моё существо буквально затапливает жгучим желанием помочь, исправить что-то, сделать реальность лучше, справедливее. От осознания, что во мне таится такая волшебная сила, становилось как-то радостно и тепло на душе. И одновременно грустно. 

Раньше я была обычной девушкой, единственными достоинствами которой являлись характер и душа, ну ещё миловидная внешность. А теперь… теперь я понимаю, что, возможно, выбор пал на меня совсем по другой причине. Что есть те, кто знают о моём даре, и стремятся использовать его в своих целях. 

Об этом я думала, после того, как вышла из кабинета и в сопровождении Бенедикта грусьно брела в свои покои. Он что-то расспрашивал, поздравлял, а я оставалась глухой и немой, словно робот механически переставляя конечности. 

В душе бушевал ураган. Если вначале я просто была шокирована свалившимися новостями и реальностью магии во мне, то теперь адреналин немного схлынул и у меня было время и возможность подумать. Сделанные выводы мне ой как не понравились! Всё! Буквально всё указывало на то, что мне беззастенчиво врали. Не один день! Заставили поверить в сказку о любви принца к обычной Золушке. Вот только принц знал о загадочных способностях простолюдинки и, видимо, они его очень заинтересовали в научном плане. 

И если словам Бенедикта я ещё не хотела верить, то разговор и личность Наска подтверждали догадку о том, что Корнелиус скорее всего знал, кого именно пригласил в качестве личной помощницы! 

Но вот какой слепой дурой я была! Чувствовала же в самом начале, что так не бывает и бесплатно никто никого не спасает. А что уж говорить о полном дорогих вещей гардеробе, которые никак не подходили личной помощнице. Да и легенда о недоступности дворца для личных помощниц и моё обязательное присутствие тут, да ещё и в качестве невесты – всё это несусветная чушь. Ни одного дня я не исполняла своих непосредственных обязанностей в качестве личной помощницы в королевском дворце, всё больше так, по мелочи... А значит… значит… 

Я накручивала себя всё больше и больше. И когда, скупо поблагодарив Бенедикта, вошла в свои комнаты и обнаружила на журнальном столике коробочку, перевязанную красочной лентой, точка кипения не заставила себя долго ждать. 

С яростью разорвав и ни в чём не повинную ленту, и обёрточную бумагу, я хотела запустить в стену и красную бархатную коробочку, внутри которой, несомненно, лежали фамильные драгоценности. Остановила лишь записка, белеющая на дне коробки. 

«Прости, не умею быть романтиком. Но ты можешь научить меня этому. Надеюсь, у нас впереди целая вечность. Встретимся на балу.
Твой К.»

Внутри полыхнул огонь, прожигая меня насквозь и заставляя пылать от ярости. Бумажка в моих руках вспыхнула и за секунду превратилась в пепел, заставив ошалело на неё смотреть. А ведь я только что пожелала ей гореть синим пламенем. Теперь, видимо, нужно быть осторожнее со своими желаниями. Мой дар, дремавший так долго, наверное решил, что пора бы показать себя в полную силу.

Я огляделась. От совершенного разгрома и подпала стало немного легче, я хотя бы могла вдохнуть, ведь до этого и не заметила, как стала задыхаться, в тщетной попытке стараясь глотнуть хоть каплю воздуха. Но, тем не менее, гнев, обида и боль так просто, как эта бумажка, не превращались в пепел. 

Оглядевшись вокруг и поняв, что ни Риты, ни Таисии ещё нет, я подхватила футляр, опрометью выскочила в коридор и фурией помчалась к Корнелиусу. Я желала, наконец, расставить все точки над и. 

Дверь в покои, как ни странно, оказалась приоткрытой. Не став тратить время и стучать, я, громко хлопнув дверью, вошла внутрь, неся перед собой футляр, чтобы лично отдать его назад отправителю и услышать, зачем и за что он так со мной?!

Внутри было тихо. Личный слуга не выскочил, чтобы поинтересоваться, кто вошёл таким наглым образом. Корнелиус тоже. Но я, с обуревавшими меня эмоциями, не обратила на это внимания, желая как можно скорее разобраться со всем этим фарсом. 

Из гостиной, в которой я сейчас находилась, было две двери. В спальне никого не оказалось, Тогда я направилась в кабинет – любимое убежище Корнелиуса –  и оказалась в небольшом, но, правда, не таком захламленном помещении, как кабинет в герцогском дворце.

Я была наполнена решимостью и желанием выяснить отношения. Но, увы! И здесь было пусто! 

Разочарование – лишь малая толика того спектра эмоций, что я ощутила. Нужно бы уйти и поговорить позже. Возможно, уже после бала. Но мои нервы попросту не выдержали бы подобного напряжения. А интуиция вопила, что я должна остаться.

Я добрела до стола и тяжело рухнула на стул, уронив футляр на стол. Он приземлился с громким стуком прямо на оставшуюся на столе единственную бумагу, привлекая к ней внимание. 

Я невзначай скользнула взглядом и зацепилась за знакомое изображение… снежинку в многограннике. 

Руки сами потянулись к манускрипту, так бережно хранимому Корнелиусом. Глаза выловили слово «азири» и я, ахнув, начала читать так недальновидно оставленный источник знаний. А с каждой новой строчкой сердце холодело и каменело всё больше… 

 



Натали Мондлихт

Отредактировано: 21.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться