Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

5. Привал

 

На границе Зелёного Простора прохладное дыхание осени ощущалось особенно отчётливо. Воздух казался прозрачным, точно хрусталь, и золотая пудра коснулась густых кленовых крон. Ковёр из опавшей листвы хрустел под ногами лошадей.

Леот и Эд-красавчик без умолку болтали всю дорогу. Судя по обрывкам фраз, они ухитрились обсудить всё, начиная от последней вылазки в Низину до третьей жены лорда Галивия, молоденькой совсем девчушки, которая, вопреки надеждам и молитвам, оказалась столь же бесплодна, как и две предыдущие.

Когда Леот в тысяча пятьсот пятьдесят первый раз принялся рассказывать, как на него во время соколиной охоты напал кабан, Кайден закатил глаза. Сколько же можно мусолить эту байку! Айван ехал, хмуро пялясь перед собой. Нос с горбинкой, мохнатые брови и глубокая складка между ними делали его похожим на Угрюмца – Великана-дровосека из детских сказок. За всю дорогу лысый воин не проронил ни слова, но Кай заметил, что на ведьму старик смотрит без враждебности, но с каким-то... сочувствием, что ли. Он даже угостил девушку желтобокой грушей, которую по ходу движения сорвал с ветки.

Братья Грэм заметно поотстали и уже клевали носами. Разговаривать им не требовалось – они понимали друг друга без слов, как, должно быть, умеют только близнецы.

Пленница тоже молчала. Время от времени она прикасалась тонкими пальцами к грубому железному ошейнику, кожа под которым воспалилась и покраснела.

 – Ошейник не будет жечь, если не пытаться его снять, – сказал Кай, когда девушка очередной раз вцепилась в жутковатое, расписанное загадочными рунами "украшение".

 – Может, наденешь да проверишь, так ли это на самом деле? – огрызнулась ведьма. Лицо её было мертвенно бледным, отчего зелёные глаза казались особенно яркими.

"А ведь она красива, – подумал Кай. – Конечно, не так хороша, как дочери старого Мельбуса или аппетитные шлюшки мадам Катрионы, но всё же далеко не уродина". Он хмыкнул и спросил:

 – Устала?

Девица явно намеревалась съязвить, но встретилась с ним взглядом и вздохнула.

 – Тебе-то что?

 – Вообще-то я поклялся доставить тебя в Харивму целой и невредимой, – заявил Кайден. – Если ты умрёшь от усталости, не сносить мне головы!

Последние слова он произнёс, ошалело выпучив глаза, и отчего-то очень обрадовался, когда пленница слабо улыбнулась в ответ.

 – Привал! – Скомандовал Кай, натянув поводья. Отряд последовал его примеру.

Они сошли с тракта и, на полмили углубившись в кудрявую осиновую рощицу, остановились на берегу звонкого ручья.

Братья Грэм занялись лошадьми, Лысый Айван молча принялся собирать хворост для костра, Эд отправился по воду, а Леот, стукнув себя в грудь, пообещал обеспечить королевский ужин. Кого он притащит – кролика, куропатку, или форель – оставалось только гадать. Благо, Леот никогда не возвращался с охоты с пустыми руками. Но даже если удача от него отвернётся, у них в седельных сумках имеется вдоволь сыра, лепёшек и кровяной колбасы.

На полянке кипела бурная деятельность, и только ведьма по-прежнему оставалась в седле.

 – Эй, барышня, – Кай подошёл, ухватил пегую кобылку за узду и улыбнулся пленнице. – Давно пора спешиться. Тут поблизости отличные кусты, и если вы вознамеритесь их посетить, я любезно избавлю вас от своей компании.

Пленница сердито зыркнула на него и насупилась.

 – В чём дело? – нахмурился Кайден.

 – Я... я не могу, – еле слышно ответила она.

Кай вопросительно вскинул бровь.

 – Не могу слезть! – уточнила девушка и, ещё более понизив голос, добавила: – Ноги затекли. Совсем их не чувствую.

Кайден вознамерился прокомментировать это заявление, но тёмные ведьминские брови грозно сошлись над переносицей:

 – Не вздумай насмехаться надо мной, солдат! Иначе превращу тебя в жабу! Мерзкую и склизкую! – заявила она.

 – Трепещу от ужаса, – спокойно сказал Кай. – Давай, обопрись на мои плечи. Вот так. Смелее.

Он ловко подхватил её. Донёс до кострища и бережно усадил на поваленное бревно.

 – Держи. – Кай снял с пояса флягу и протянул пленнице. – Пей.

 – Что это?

 – Шнапс, – сказал он, усаживаясь прямо на землю. – Ядрёная вещь, но кровь по жилам разгоняет знатно.

Девушка сделала глоток и закашлялась. Кай хмыкнул.

 – Давай сюда ногу.

Теперь тёмные брови удивлённо поползли вверх.

 – Ч-что?

 – Ногу, барышня! – строго повторил он. – Или ведьмы нынче столь целомудренны, что боятся оголить лодыжку в присутствии мужчины?



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться