Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

9. Исчезновение

 

Броха Грэма трясло. Даже ядрёный шнапс не помогал. Остекленевшими глазами юноша пялился в пустоту, а бледными губами повторял снова и снова:

 – Брат был тут, когда я пришёл. Он спал. Спал рядом на своей лежанке. Клянусь. Клянусь Богом!

Айван потрепал парня по плечу.

Ночь давно минула, и наступил серый рассвет. Туман стелился над оврагами, а пятеро конвоиров искали шестого.

Кайден выругался и смачно харкнул под ноги. Он-то беспокоился, что исчезнуть может ведьма. Ан нет – сидит себе преспокойно, в плащ кутается, а они тут с ног сбились в поисках Бригга.

Поляна затряслась от топота копыт.

 – Ничего, – крикнул Леот, резко натянув поводья, отчего его мерин недовольно заржал и поднялся на дыбы. – Никаких следов отсюда до самого тракта.

Он спешился, и Кайден перехватил мрачный взгляд товарища. Плохи дела. Плохи. Кай прекрасно это понимал.

Они облазили всё в радиусе мили. Каждый куст проверили, под каждый пень заглянули. Брох звал брата так долго, громко и отчаянно, что сорвал голос. Но всё бесполезно: Бригг словно сквозь землю провалился.

 – А может... – прохрипел Брох. – Может его забрали феи?

Леот и Кайден переглянулись. Айван угрюмо покачал лысой головой.

 – Или... – Брох вдруг вскинул голову. Тёмные глаза его казались совершенно безумными. – Это она виновата!

Он поднял руку и указал на ведьму. Девушка вздрогнула. Напряглась, как лань, почуявшая хищника.

 – Это она! Она! – продолжал кричать несчастный парень. – Я сам слышал, как она читала бесовские заклятья! Это ведьма погубила Бригга! Отдала его Сатане!

 – Остынь парень, – Кай шагнул к нему. – Я всю ночь её караулил. Сидел рядом и глаз не спускал. Девица не приближалась к твоему брату ни на йоту. Даже не смотрела в его сторону.

 – Но её заклятья...

 – Да не было никаких заклятий! – не выдержал Кайден. – Ей просто приснился кошмар, вот и всё!

 – С чего это ты так её покрываешь? – вмешался Эд. Тяжёлый квадратный подбородок его зарос щетиной, а чёрные волосы спутались. – Вообще всё это очень подозрительно. Разве не так, друзья? Сначала наш доблестный командир отказался везти девчонку в клетке, потом решил не связывать на ночь, а теперь выступает в качестве единственного свидетеля её невиновности!

 – Она околдовала тебя! Она околдовала тебя, Кайден! – мгновенно сделал Брох нужный вывод, и Эд довольно хрюкнул. Кай бросил на Красавчика испепеляющий взгляд.

Вот же маразота!

 – Хватит молоть чепуху! – прорычал Кайден. – Никакого колдовства не существует! Ни колдовства, ни ведьм, что его творят! А она – всего лишь обычная девчонка!

Он кивнул в сторону замшелого бревна, но пленницы на нём не оказалось.

С языка слетело тихое, но крепкое ругательство. Кай сорвался с места прежде, чем Эд успел ляпнуть очередную гадость, и помчался в чащобу, ломая ветки, точно медведь-шатун.

 

Он настиг её быстро, хотя пленница едва не обвела его вокруг пальца: затаилась, укрывшись за валежником, и Кайден, охваченный яростью, промчался бы мимо, но... Слишком он был опытен для подобной промашки.

Кайден сделал вид, будто свернул к болоту, а сам спрятался за стволом могучей сосны. Девица покинула укрытие, подобрала юбки и рванула в противоположном направлении. Понадобилось два прыжка, чтобы догнать беглянку.

 – А ну стой! -Он схватил её за плечи, развернул и прижал спиной к дереву. – Ты чего творишь такое, а?

 – Пусти! – она дёрнулась и лягнула его.

 – Не пущу!

 – Пусти меня! – девушка ударила его в грудь, а когда замахнулась снова, Кай перехватил её руку. – Они убьют меня! Убьют! Как ты не понимаешь?

Кайден решил, что речь о знаменитом святом правосудии.

 – Божий суд суров, – сказал он, – но справедлив. Если ты невиновна, тебе нечего бояться.

 – Я не о нём, а о твоих друзьях! – выпалила она.

Кай опешил.

 – Неужели ты думаешь, я бы позволил... – прохрипел он.

 – Никто бы и не спросил!

 – Слушай и запоминай. – Он крепче впечатал девушку в ствол и наклонился к бледному, как мел, лицу. – Никто из них не коснётся тебя даже пальцем, пока я живу и дышу. Слышишь ты? Ты слышишь меня, ведьма?

Она подняла на него блестящие от слёз глаза, и Кай утратил над собой всякий контроль. Он впился в дрожащие пухлые губы и целовал их жадно и грубо, совершенно одуревший от желания. Пленница могла вырваться. Пнуть его, пихнуть, врезать коленом промеж ног, или же ограничиться звонкой пощечиной – излюбленным девчачьим приёмом. Но ничего из этого она не сделала. Лишь тихо застонала под его напором. Стон этот подействовал как ушат ледяной воды: Кай опомнился и шарахнулся от беглянки, с трудом соображая, что это сейчас такое произошло с ним... с ней... с ними...



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться