Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

15. Выжить

 

Кай не смог бы объяснить, что здесь произошло. Даже если бы от этого зависела его жизнь. Когда он пришёл в себя, всё уже кончилось. Лохмотья воспоминаний походили на самый кошмарный сон из всех, которые он когда-либо видел, и Кайден боялся, что если сложит их воедино, то просто сойдёт с ума.

Поэтому он просто лежал, придавленный трупом собственного жеребца, и прерывисто дышал.

Дышать было больно. Очень больно. Бес давно остыл, а кровь из разорванного горла коня запеклась у Кая на лице. Рядом, изломанный, точно выброшенная на помойку старая марионетка, распластался Леот.

Леот...

Леот снял маску перед тем, как ударить его ножом.

"Ты не получишь Айли, – сказал он голосом холодным, как сталь клинка. – Она моя!".

В душе что-то умерло. Леот... Леот, дружище, как же так? К чему всё это? Зачем же ты молчал? Зачем?

"Я бы уступил, скажи ты мнё всё, как есть, – пронеслось в затуманенном болью сознании. – Ведь ты мне друг...".

Я бы отдал тебе девушку, Леот. Не колеблясь ни минуты, отдал... вот только...

Вот только отцу Айли в зятья требовался непременно наследник лорда. Единственный наследник. Хоть и незаконнорожденный...

Леот занёс руку, а Кай попрощался с жизнью.

И вдруг лес взвыл. Затрясся, застонал, как раненый зверь. Земля дрожала, словно кто-то дубасил по ней гигантским молотом. Дум-дум-дум... Вековые деревья ломались, будто сухие ветлы, а листья сыпались вниз беспрерывным ржаво-зелёным ливнем.

Кай мог поклясться, что видел ветвистые рога и слышал утробный рык... а через долю секунды неведомая сила подхватила одного из людей Леота и разорвала пополам, словно ковригу с вишневым джемом. Следом Нечто раздавило двух коней, превратив несчастных животных в месиво из костей, кишок и крови. Леота отшвырнуло в сторону, а на Кайдена рухнул Бес с разодранным горлом и вспоротым брюхом...

Тогда-то Кай и лишился чувств. А когда пришёл в себя...

Все были мертвы. И люди, и кони. Чудовище исчезло, оставив после себя заваленную трупами и залитую кровью лесную проплешину.

Кай медленно моргнул. Осторожно повернул голову и увидел ёжика. Ёжик поглядел на него глазками-бусинками и, деловито перебирая лапками, прополз мимо. Бессмысленно ждать помощи от колючего пройдохи. Вороны устроили кровавый пир на коченеющих телах. Вдалеке послышался волчий вой. Голодный, алчный, опасный...

"Надо выбираться отсюда, – мелькнула мысль. – И поскорее..."

Выползти из-под мёртвого коня оказалось непростой задачей. Каждое движение причиняло такую боль, что Кай скулил, точно побитый пёс. В какой-то момент он чуть не отключился снова.

"Если сейчас потеряю сознание, очнусь уже на том свете", – сказал он себе и, собрав последние силы, рывком высвободился из плена холодной мёртвой плоти.

Кай встал на четвереньки. Продышался и, ухватившись за ветку молодого клёна, поднялся на ноги. Шатаясь, он проковылял к Леоту. С огромным трудом, кряхтя, как столетний старик, наклонился и поднял с земли шпагу.

С ней будет спокойнее. Гораздо.

Отыскать бы Эда и Айвана... или хотя бы то, что от них осталось.

Кайден обвёл поляну взглядом и тут же согнулся пополам: его вывернуло наизнанку.

Вот же чёрт!

Когда рвотные спазмы утихли, Кай утёрся рукавом и привалился спиной к стволу сосны. Закрыл глаза.

Чёрт!!!

Вой волков стал заметно громче...

Надо уходить!

Покачиваясь, он двинулся на запад. Туда, куда пегая кобылка унесла зеленоглазую пленницу.

Ведьма дала слово. Она дала чёртово слово. Она будет ждать. Обязательно будет. Она же обещала!

Чем сильнее Кайден убеждал себя в этом, тем больше приходил к мысли, что он – самый настоящий кретин.

Ждать? Ха! Для чего ведьме его ждать? Чтобы он приволок её на суд в Харивму? Бред! Полный бред! Да девчонка давным-давно уже на пути к границам, а он...

А он – круглый идиот!

Идти оказалось гораздо тяжелее, чем Кай предполагал: он мог сделать подряд всего лишь четыре шага. Потом приходилось останавливаться, чтобы перевести дух. Кайден разорвал рубаху и попытался перевязать раны – вышло не очень. Кровь так и хлестала из него. Соблазн улечься на ковёр из опавшей листвы и тихо отойти был так велик, что приходилось кусать губу, дабы вернуть себе способность рассуждать здраво.

Кай шёл. Он должен был идти и шёл. Брёл, не разбирая толком дороги. Падал, спотыкаясь о коряги, поднимался и продолжал путь.

Сколько часов он продирался сквозь непролазные дебри? Он не знал. Ему казалось, будто он плетётся через проклятущий лес неделю, не меньше. Боль слепила его, лишая способности соображать, а силы таяли с каждым пройденным ярдом.

Иногда Кайдену мерещился бледный лик смерти: она шла за ним, сжимая костлявой лапой длинное древко острой косы. Порой он различал во мгле исполинский жуткий силуэт рогатого духа-людоеда, слышал знакомый уже пугающий хруст и приглушённые стоны-завывания.



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться