Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

28. От слов к делу

 

Они легли настолько далеко друг от друга, насколько позволяла ширина кровати, и повернулись спинами. Кай помнил это вполне отчётливо. Так какого чёрта, проснувшись среди ночи, он обнаружил, что прижимает ведьму к себе? Причём, тело на эту близость реагировало... весьма недвусмысленно!

Кайден стиснул зубы. Да что ж такое-то, а?

Они уже как-то лежали вместе. Давным-давно, в заброшенной лесной хижине, когда его, раненого, немилосердно терзала лихорадка. В тот раз было не до греховных помыслов. Ну а сейчас...

Вейлинн повернулась спиной. Спала она, судя по ровному дыханию, безмятежно и сладко. Её округлая сочная попка опасно прижималась к паху и вызывала такое томление, что Кайден нервно сглотнул и беспокойно заёрзал. От ёрзания сделалось только хуже.

Проклятье!

Надо бы откатиться, но девчонка улеглась на его руку. Чтобы высвободить из плена порядком затёкшую конечность, пришлось потревожить ведьму. Вейлинн сонно промурчала что-то нечленораздельное и перевернулась на другой бок. Обняла Кайдена за талию, закинула на него ногу и уткнулась носом в грудь.

 – Мать пресвятая Богородица! – выдохнул Кай.

И что вот теперь делать? Кровь кипела от возбуждения, внизу всё налилось силой и отвердело, хоть масло взбивай. Кайден провёл ладонью по стройному шелковистому бедру. Скользнул под тунику. Накрыл ягодицу. Легонько сжал. Мягкая, как свежая булочка...

Так. Пора остановиться, пока не поздно.

Какая, однако, нежная у девчонки кожа. Словно бархат. А от прикосновений бегут мурашки. Особенно, если поглаживать спину ближе к пояснице...

Лучше уйти. Просто встать, одеться и уйти, ничего не объясняя. Да. Так будет лучше всего.

Всё. Решено. Надо уходить. Немедленно!

Но сначала...

Если он разок её легонечко потрогает, буквально самую малость, ничего же страшного не случится... Так ведь?

Полная грудь легла в ладонь, и Кайден с трудом сдержал стон, ощутив упругую тяжесть. Вейлинн ахнула, когда он провёл пальцем по затвердевшему соску, и теснее прижалась к нему. Горячие девичьи губы обожгли кожу, узкие ладошки гладили грудь, живот, спускались ниже...

Что это? Снова сон? Или реальность вдруг стала так невыносимо сладка, что хочется жадно впитывать каждый миг?

Тонкие пальцы достигли конечной цели, и Кай застонал. Ведьма ласкала его с явным знанием дела, и очень скоро Кайден вообще перестал соображать, что происходит. Он гладил жену по спине, ягодицам, бёдрам. Сгрёб в кулак тёмные волосы, когда она принялась чертить языком узоры под его пупком. В намерениях ведьмы не осталось никаких сомнений, и Кай напрягся, точно натянутая тетива. Вейлинн игриво подула на мужское естество, а спустя миг плотно обхватила головку губами. Из груди вырвалось хриплое "А-ах", и Кай закрыл глаза, проваливаясь в сладкую пучину наслаждения.

Неужели это всегда так приятно?

Молодая супруга распалила его так, что Кайден не смог бы остановиться, даже если бы в комнату ворвалась рыдающая Айли в подвенечном платье... или её разъярённый отец с топором.

Глухо зарычав, Кай опрокинул жену на лопатки. Взгромоздился сверху и... растерялся на тысячную долю секунды.

А вдруг ей не хочется? Вдруг она боится? Может, ей больно, противно, и...

Нежная ладошка решительно направила его туда, куда требовалось. Повинуясь древнему, как мир, инстинкту, Кайден толкнулся вперёд и растворился в круговороте новых, непередаваемо сладостных и ярких, точно вспышки молний, ощущений...

 

 – Расскажи о нём, – попросил Кай, уткнувшись носом в растрёпанные тёмные локоны. – О своём муже.

Огонь в очаге давно погас, свечи догорели, а за окном вьюжная ночь медленно превращалась в унылый ветреный день.

 – Зачем? – Вейлинн вздрогнула, и он крепче прижал её к себе.

До рассвета они ещё трижды дарили друг другу удовольствие, но Кай и представать себе не мог, сколько счастья кроется в том, что следует после. Уютные объятия и тихие разговоры, когда два сердца бьются в унисон, а время замирает...

 – Затем, что я почти ничего о тебе не знаю.

 – Ну-у... – протянула ведьма. – Мой синеглазый супруг высок, строен, до безобразия кучеряв, вынослив, как вол и упрям, словно тысяча чертей.

Кайден нахмурил брови, переваривая сказанное, а потом расплылся в улыбке.

 – Вот же чертовка! – он ущипнул жену за ягодицу. – Я хочу услышать о том муже, что имелся прежде.

Она чуть повернулась к нему. Прищурилась.

 – Уверен?

 – Вне всякого сомнения. – Кай поцеловал каштановую макушку.

Вейлинн вздохнула и принялась ласково поглаживать его руку, отчего по коже тут же побежали мурашки.

 – Мой муж был плохим человеком, – тихо сказала ведьма, и что-то в её голосе заставило Кайдена насторожиться. – Он получил меня пятнадцатилетней девственницей и жестоко изнасиловал на глазах пьяных гостей. Он бил меня, оттого что никак не могу забеременеть, а когда я, наконец, понесла, запер в башне на все девять месяцев.



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться