Конвой для ведьмы

Размер шрифта: - +

42. Решающие показания

 

 – Непременно надо задать традиционный вопрос, ваше святейшество. – Леот приближался к помосту, и от улыбки друга по коже пробежал мороз, а ладони заледенели.

Кайден нервно сглотнул.

"Ты мёртв!" – хотел крикнуть он, да не сумел раскрыть рта: губы слиплись, будто кто-то смазал их смолой.

Обыватели на лавках застыли, подобно ледяным скульптурам в зимнем саду. Их кожа посерела. Глаза остекленели.

 – Вы должны спросить его, – настаивал Леот. – А он обязан ответить правду.

 – Я должен спросить его, а он обязан ответить правду, – тупо повторил председатель совета, пялясь в пустоту ошалелым взглядом. Изо рта его вырывался пар, как обычно бывает на морозе, хотя в зале суда стояла невыносимая духота.

 – Так спрашивай! – приказным тоном изрёк внезапно воскресший товарищ.

Старый судья повернулся к Кайдену, как могла бы повернуться марионетка, покорная воле кукловода.

 – За то время, что вы провели вместе, вступала ли ведьма в контакт с нечистой силой? – хрипло вопросили старческие уста.

 – Не забывай, ты под присягой, дружище, – Леот ухмыльнулся и подмигнул Кайдену. – Поэтому будь паинькой, скажи нам правду. Общалась твоя благоверная с нечистью, или нет?

"Нет!" – вознамерился рявкнуть Кай, но вместо этого промямлил:

 – Н-но это был сон! Просто сон!

 – И что же вы видели в том сне? – голоса судьи, кардинала и Леота слились в один. Жуткий и пугающий.

Тошнота подкатила к горлу. Колени дрожали. Кровь громко стучала в ушах, оглушая, а руки тряслись, будто с похмелья.

Кай медленно повернулся в сторону клетки.

Вейлинн стояла в ней. Обнажённая и прекрасная, несмотря на уродливый намордник, скрывающий нижнюю часть лица. Волосы рассыпались по плечам тёмными волнами. В руках девушка держала пульсирующий красный сгусток. Кровь текла по узким ладоням, животу и стройным бёдрам, собираясь под ногами пленницы в багряную лужу...

 – В полнолуние моя жена принесла в жертву духу-людоеду человеческое сердце, – слова вырвались против воли. Голос звучал глухо. Язык не слушался. Точнее – слушался, но кого-то совсем другого, а вовсе не его. Кайден будто покинул собственное тело, парил под потолком и видел со стороны себя самого: бледного, потерянного и совершенно беспомощного... – Она была совсем голая, а вокруг танцевали лесные феи...

 – Хороший мальчик! – хохотнул Леот, и леденящий душу морок развеялся.

Кай обнаружил, что по-прежнему стоит за кафедрой, воскресший друг испарился, словно его и не было, а зал суда гремит от криков.

 – Ведьма! Ведьма!

 – Сжечь её! Сжечь проклятую нечестивицу!

Кардинал Флавий трижды стукнул молотком и проорал, перекрывая гвалт:

 – Основываясь на показаниях супруга, суд признаёт Вейлинн из Эльса виновной в колдовстве и приговаривает к...

 – Нет! – Кайден кинулся к кардиналу. – Не смейте! Она не ведьма! Не ведьма! Она не виновата! Это всё Леот! Он воскрес из мёртвых и хочет погубить нас! Леот заставил меня оговорить её!

 – Смотрите! – Лавидий Корвудский рывком поднялся со своего места и вскинул руку. – Этот юноша одержим злыми чарами, как я и говорил!

 – Держите его! – приказал кто-то из судей.

Стражи рванулись к Кайдену. Накинулись. Скрутили.

 – Нет! – ревел он, вырываясь. – Не трогайте меня! Пустите! Моя жена невиновна! Невиновна!

Невиновна!!!

Кай не знал, кто ударил его и чем именно. Может, кто-то из стражей. Или один из обывателей – любители почесать кулаки вскочили с лавчонок и бросились к помосту, где завязалась драка. Не исключено даже, что сам кардинал Флавий огрел его по затылку судейским молотком – с него станется.

Да это и неважно...

Удар обрушился внезапно. Бледное, как полотно, лицо Вейлинн мелькнуло перед глазами, и Кайден обмяк, проваливаясь в темноту.

***

 – М-м-м... – Кай чуть приподнялся на локте. Тело отказывалось слушаться: руки и ноги затекли. В голову, похоже, кто-то впихнул колокол и звонаря в придачу: от малейшего движения башка звенела, точно пустой жбан, а перед глазами вспыхивали искры.

Чёрт!

Кто-то поднёс к губам глиняную чашу, и Кайден выпил воду жадными глотками.

 – Вейлинн? – сипло позвал он, вглядываясь в полумрак.

 – Да, это я, – откликнулся мальчишеский голосок. – И я очень рад, что ты очнулся. Мы уж было решили...

 – Где я? – Кай заморгал, силясь унять головокружение. – В темнице?



Леока Хабарова

Отредактировано: 31.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться