"Король экрана"

Глава 4. Преступление и наказание

Гриша, полностью погрузившийся в работу над фильмом, теперь не часто виделся со своей возлюбленной. Он и Аста, по-прежнему, иногда встречались в коридорах или в фойе гостиницы. Он уходил, а она возвращалась. Мимолетные приветствия, дежурные улыбки… Несколько раз Хмара мельком виделся и с Сашей Довженко. Пять минут разговора и опять работа.

- Что? Даже пива не выпьем? – полушутя спрашивал Александр при каждой встрече, но Хмаре было явно не до этого, тем более он затаил в себе чувство ревности, после знакомства Саши и Асты.

Грише нравилась его роль в фильме Роберта Вине. Раскольников и по Достоевскому и в режиссерской интерпретации был человеком с глубоким внутренним трагизмом, который основал в его голове свою философию, а ее в свою очередь надо было понять и принять. Эту роль нельзя было сыграть, ею надо было жить! Или вернее, прожить.

Роберт спокойно и деловито, покручивая очки в руке, медленно прохаживался по павильону, оценивающе поглядывая по сторонам. К съемкам готовилась одна из сцен фильма «Раскольников» - размышления следователя ведущего дело об убийстве старухи - процентщицы. Художник Андрей Андреев и его ассистенты заканчивали монтаж декораций помещения, в котором будет происходить действие. Гришу поразило художественное, пластическое решение оформления сцены: большая пустая комната, одинокий стол на фоне полукруглого большого окна с причудливой, в виде некой паутины, решеткой. Вине посадил за стол следователя так, что окно оказалось как раз за ним. Появилась четкая ассоциация паука сидящего в центре паутины. Надо сказать, что режиссер во всех своих фильмах уделял очень большое значение элементам композиций. Каждый кадр фильма нес своим оформлением дополнительную нагрузку на сознание зрителя. Чего стоила только сцена с Родионом в его комнате после убийства им старухи: помещение было создано длинным, узким и с низкими потолками. Складывалось впечатление, что герой находится в неком абстрактном гробу или могиле. И когда совершалось действие, то оно подчеркивалось атмосферой места, где оно происходило.

Фильм снимался довольно быстро, по несколько сцен за одну рабочую смену. Гриша едва успевал выкурить сигарету и допить чашечку кофе, как его опять звали на площадку. В павильоне царило единодушие. Все, от исполнителя главной роли до подсобного рабочего, выполняли поставленные задачи, и режиссеру оставалось только направлять процесс в нужное русло.

С окончанием рабочего дня, дружный коллектив спешил получить заработанные деньги, чтобы в течение часа их потратить. Необходимо было что-то купить, так как через час эти самые деньги просто обесценивались.

Инфляция достигла в Германии таких размеров, какие невозможно вообразить себе даже при самой богатой фантазии. Люди продавали дом, а уже через несколько дней этих денег не хватало даже, чтобы пообедать. Владельцы богатых вилл переселялись в меблированные комнатушки, а вскоре и за них не могли уже платить. Молодежь, у которой еще хватало сил, чтобы работать, как-то еще могла выжить, но для пожилых и стариков ничего не оставалось, кроме отчаяния. Самоубийства стали привычным явлением.

Безнадежность витала в воздухе и правила умами загнанных в угол обстоятельств людей.

Но при всей нищете в Германии полным ходом шла работа по восстановлению промышленности и сельского хозяйства, не уничтоженные войной.

После первой мировой в Берлине повеяло непривычным дыханием свободы. Люди стали хозяевами на улицах. Прямо на тротуарах художники выставляли на продажу картины, вокруг собирался народ, начинались разговоры, каждый переходил на «ты» со всем городом, спорили обо всем, начиная от искусства и кончая рыночными ценами. За копченую селедку, почтовую марку приходилось платить несколько миллионов. Бабы-зеленщицы уезжали с рынка верхом на мешках набитых ассигнациями, миллионы летали по воздуху, но за десятимиллионной бумажкой никто даже не наклонялся – цены росли с каждой минутой.

Окончательно измотанный, но довольный съемочным днем, Гриша вернулся в свои апартаменты в гостинице. Работа над фильмом Вине подходила к окончанию и теперь, возвращаясь поздним вечером в свою уютную комнату, Хмара наливал себе горячего чая, кидал в стакан пару кусочков сахара, усаживался в мягкое кресло и вспоминал все, что было уже сделано. Он пытался анализировать свою игру, сопоставляя ее с требованиями режиссера и образом своего героя. Получалось вполне прилично.

Раскольников Гриши вполне вписывался в искореженный, утрированный мирок созданный режиссером в кадрах фильма. Поведение героя, его мучения и сомнения были усилены декорациями, в которых он жил и резкими, контрастным освещением. Глубокие тени ползли от стен домов, элементов интерьеров и героев, создавая необычную атмосферу ужаса, отчаяния и безысходности. Роберт Вине умело, как талантливый художник, наглядно раскрывал внутренний мир Раскольникова визуальными средствами экспрессионизма.

Радовал Гришу также и тот факт, что Роберт намекнул ему о продолжении сотрудничества в будущем и о том, что по окончанию съемок фильма «Раскольников», великий режиссер приступает к новой постановке – фильму «I.N.R.I» («Иисус Назаретянин Царь Иудейский»). В этой картине Роберт Вине планировал Григорию Михайловичу дать роль Иисуса! Вспомнив об этом, Гриша усмехнулся. Какой из него Иисус?! Да и по большому счету, это пока были просто разговоры.

Не успел Гриша допить последний глоток чая, как в двери постучали. Хмара, завернувшись в домашний теплый халат и шаркая по паркету тапочками, неохотно поплелся ее открывать, навстречу позднему гостю. На своем пороге он обнаружил консьержа отеля, приятного на вид молодого человека, видимо только что начавшего свою карьеру, с подносом в руках, на котором лежал конверт с письмом, адресованный ему – Григорию Михайловичу Хмаре.

Гриша мог ожидать послание от кого угодно: предложения от студий или Бог его знает от кого еще, но только не от этого человека. Хмара, поблагодарив служащего отеля и дав ему несколько миллионов на «чай» с дрожью в руках забрал конверт и удалился к журнальному столику. Со знанием профессионала, ловко орудуя канцелярским ножом, он быстро вскрыл запечатанное послание и вслух прочитал следующие строки:



Латернист

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться