"Король экрана"

Глава 11. Моление о чаше

- Роберт, я очень беспокоюсь за Григория. С ним что-то происходит и меня это очень беспокоит, - со слезами на глазах, всхлипывая, прошептала Аста.

Роберт Вине, по своей привычке, прохаживаясь по своему кабинету, остановился и пристально посмотрел на актрису. В руке он держал зажженную сигарету, с которой уже давно надо было сбросить пепел. Он забыл о ней и теперь с испугом наблюдал за расстроившейся великой актрисой.

- Аста, милая, успокойтесь, - наливая женщине в стакан холодной воды, с дрожью в руках, - в полголоса произнес Роберт.

На самом деле Вине сам начал переживать за своего любимого актера. С каждым днем съемок Хмара менялся на глазах. Он часами проводил на пустой площадке в павильоне, ходил то взад, то вперед, что-то бубнил себе под нос. Сначала Роберт внушал себе, что Гриша просто усердно репетирует свою роль, но потом стал побаиваться происходящего с ним. Уж не слишком ли актер вошел в свою роль Спасителя?

- Он даже дома, когда мы остаемся только вдвоем, цитирует Евангелие и очень вяло отвечает на мои вопросы, да и вообще, практически не обращает на меня внимания, - вытирая слезы, продолжала причитать Аста.

Роберт сел за свой рабочий стол и наконец-то положил догоревшую сигарету в пепельницу.

- Итак, фрау Аста, с сегодняшнего дня я даю вам с Григорием выходные. Пусть это будет три дня. Это конечно маловато, чтобы выйти из того состояния в котором находится ваш супруг, но большего я дать вам не могу. График и сроки нас когда-нибудь убьют, - с горькой усмешкой произнес Вине.

Роберт сдержал свое слово и вместо съемок сцены «Моление Иисуса Христа в саду Гефсиманском», группа занялась работой над сценой предательства Иуды.

Гриша открыл глаза после долгой ночи. На глазах были слезы. Что же снилось ему? Рядом лежала еще спящая его любимая супруга. Аста устала и окончательно замучалась с ним. Он вспомнил ее слова полные нежности и горечи:

- Гришенька, милый, любимый, не изводи себя так, никакой фильм, даже самый великий не стоит этого. Да, мы творим искусство, но даже оно этого не стоит!

А Гриша не мог иначе. Сначала съемок он довольно иронично относился к своему участию в картине, но с каждым кадром он все больше и больше принимал к сердцу все, что произошло с его героем. Это пугало и манило одновременно. Нет, Хмара не сравнивал себя с Христом, он просто начал понимать и чувствовать его!

Гриша встал с постели и подошел к окну. Берлин жил своей жизнью и не обращал внимания ни на него, ни на его чувства и сомнения. Почему-то, глядя на берлинскую улочку и спешащих, как и утренний ранний снег, по своим делам прохожих, Хмара вспомнил фрагменты из своего далекого детства.

Полтава, маленький и уютный губернский городок, прославившийся битвой в 1709-ом. Этот город был сплошным садом, над которым возвышались крыши старинных особняков и купола церквей. Еще со времен Николая Гоголя, Полтаву называли одним из самых мистических городов Малороссии. Гриша усмехнулся, вспомнив одну из легенд своего родного города:

Никто точно не знает имя этого человека, и чем он занимался. На дворе был конец 19-го века. И обвинить в колдовстве в наших краях уже не могли. Однако вся Полтава верила, что в доме на Кузнецкой улице поселился чернокнижник.

Девятнадцатое столетие в Полтаве стало "золотый веком" для доходных домов. Сюда приезжали знатные господа даже из Киева, чтобы отдохнуть от суеты большого города. Они снимали меблированные комнаты или даже целые квартиры. Поэтому иметь доходный дом в то время было крайне выгодным делом. Очередной такой построил в 1890-ом году на Кузнецкой улице присяжный поверенный Перцович. Чтобы привлечь постояльцев, хозяин сделал из просторного особняка настоящий дворец. Из-за причудливой формы его прозвали "замком Ричарда".

Дом имел асимметричную форму: одна его часть трехэтажная, другая - четырехэтажная. Этот замысел понравился приезжим, падким на все новое.

По воспоминаниям старожилов, таинственный постоялец поселился в "замке Ричарда" в 1906 году. Никто не знал его имени, поскольку оно непонятным образом исчезло из учетной книги, а хозяин во что бы то ни стало, не мог его вспомнить. Впрочем, в этом не было особой нужды. Новый постоялец практически не выходил из своей комнаты. Он не заказывал обеды и не посещал трактиры. Все кто видел его тем дождливым вечером, когда он явился в доходный дом, описывали странника как высокого молодого мужчину, худощавого, в черном дорожном плаще с капюшоном. Прислугу больше всего удивила обувь гостя, а точнее, ее отсутствие. Его плащ был настолько пыльным, что можно было подумать, он шел неделями вдоль дороги, а на ногах не было ни трещин, ни ран.

У нового постояльца был крайне странный способ оплаты. Ежемесячно деньги вместо него приносил ручной ворон, которого мужчина держал у себя в комнате. Интересно, что за то время, пока он жил в доме, эти птицы ежедневно слетались к "замку Ричарда" со всей округи. Это повлекло за собой слухи, что там поселился колдун. Но какая разница, чем занимается человек в своей комнате, если он за нее исправно платит? Так думал Перцович и упорно игнорировал любые сплетни о своем постояльце.

Постепенно соседи стали замечать неладное. Что-то происходило по ночам в апартаментах на втором этаже доходного дома. То слышались странные звуки, то в окнах виднелись непонятные тени. Возле особняка вдруг останавливались лошади, и происходило много несчастных случаев.

Однажды вечером из комнаты наверху послышались какие-то дикие стоны. Прислуга побежала наверх, но заходить побоялась. Ждали, пока придет хозяин дома.

Когда все были в сборе, дверь выломали. На полу лежал дряхлый старик, похожий на молодого красавца, который когда-то поселился в этой комнате. Он корчился в страшных судорогах и не мог вымолвить ни слова.

Горничная открыла окно, чтобы впустить свежий воздух. Неожиданно в комнату начали залетать вороны, которые садились прямо на умирающего. Через несколько минут он скончался.



Латернист

Отредактировано: 24.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться