Король и пешка

Глава 6. О Многоликом (перезалив целиком)

— Я никуда не поеду, — произнесла хмуро.

Стояла на берегу реки рано-рано на рассвете, всматриваясь в туманную даль. Там, за длинными лесами, за цветущими полями виднелись призрачные очертания белых великанов, к которым мы держали свой путь. Величественные гиганты, отделявшие наше государство от Темнеющего моря, путь к которому со стороны берегов закрыт еще с момента окончания войны с драконами.

— В этот раз я вас даже не спрашиваю, — отозвался Алистер отчужденно, укладывая какие-то вещи на своего коня. 

Весь отряд собирался, мы ждали лишь троих человек, которые отправились на поиски одного из сбежавших пленников. Далеко уйти он не мог, был ранен, но Змей желал убедиться, что живым из атаковавших нас ночью не вернется никто. Что некому будет сообщить о моем даре этому самому Многоликому.

— Почему, несмотря на всю обиду, ты служишь моему отцу? — решила все-таки спросить, боясь последствий и очередной вспышки гнева со стороны дракона.

Сэнна рассказывала, что есть легенда о Северных горах. Якобы согласно ей горы эти были созданы на костях убитых Сумеречных драконов одним из магов, участвовавших в изготовлении Слезы Дракона, оружия, способного причинить вред самым могущественным и опасным существам. И созданы они были для того, чтобы раз и навсегда отделить место ужасной битвы от людских глаз. И то, что Змей помогал отцу в поисках Слезы, орудия, способного убить его, причинившего вред его предкам, никак не давало мне покоя.

— Потому, — отозвался мужчина, тем самым бросив камень в мой огород, — что, в отличие от некоторых, я верю в искупление.

Вздохнув, закусила губу. Должно быть, я этот упрек заслужила, как никто другой.

Драконов я боялась, еще с самого детства, ими пугали практически каждого ребенка в королевстве. Ими и жестокой Сумеречной войной. Но в то же время я понимала, что Алистер тоже имеет право злиться. На меня, на моего отца, на всю нашу семью, как на потомков, уничтоживших весь его род. Заставивших прятаться по углам, боясь нападений исподтишка.

— Если драконы существуют, — чтобы отвлечься от тоскливых мыслей, решила вновь начать диалог, — то почему их никто еще не видел?

Поверить в то, что такие создания до сих пор живут среди нас, было просто невероятно, и мне до сих пор казалось, что все, произошедшее прошлой ночью, мне просто приснилось. Что Змей просто так искусно надо мной издевается. В своей привычной отстраненной манере. Как однажды он сказал мне, когда мне было одиннадцать, что если выпить настойку нерсиса, то можно на время обратиться птицей и полетать над дворцом. Это сейчас я, будучи травницей, знаю, что нерсис используется лишь в качестве успокоительной настойки, да и то у меня на него аллергия, но тогда я безоговорочно ему поверила и весь следующий день чесалась, как немытая дворняжка. Надо мной тогда только ленивый не потешался, и за это Алистер снискал мою искреннюю немилость.

— Потому что нам не оставили выбора, — просто отозвался Змей, смерив меня хмурым взглядом. Между нами пролегла невидимая, но ледяная стена, разбивать которую никто пока не торопился.

Мне и самой было не по себе. После всех пережитых эмоций я до конца не понимала, что чувствую. Жаркие поцелуи, нападение, звериный облик истинной сущности Алистера... все это сбивало с толку, заставляя испытывать страх. Страх неизвестности, страх за свою жизнь, ведь драконов боялись не зря! Они убивают все, к чему прикасаются, и в первую очередь юных дев. А поверить в то, что мой родной родитель отдал меня на откуп дракону, было крайне сложно. 

Но раз отец знает про драконов, он знает и про Алистера. Сколько же лжи было вокруг! Лжи и иллюзий. Вот почему меня отправили в храм и выбрали жрицей. По просьбе Змея. Озадаченность Первой Жрицы моментально становилась понятной, ведь она понятия не имела, кто дергал за ниточки.

— Я поеду с вами, — продолжила настаивать на своем, и Алистер, махнув рукой остальным, собиравшимся неподалеку, приказал им оставить нас наедине и выдвигаться в дальнейший путь.

— Вам опасно здесь оставаться, Ваше Высочество, — мужчина вновь перешел на отстраненный официальный тон, и это огорчало. — И я сам в этом виноват. Нужно было отослать вас обратно еще тогда.

Прозвучало очень обидно, но я прекрасно понимала, что все именно так. Я не в веселое путешествие отправлялась, но теперь совершенно не хотела возвращаться. Должна была найти Дориана, а еще, хоть и боялась себе в этом признаться, но очень не хотела оставлять Змея одного с этими страшными созданиями. Пусть он и могущественный дракон. Я все равно за него переживала.

— Но ты не отослал, а теперь некоторым твоим людям требуется уход лекаря, — пробормотала робко. 

Змей, смерив меня уничтожающим взглядом, похоже вновь разозлился, и я сделала резкий шаг назад, пока дракон внутри не сорвался с привязи вновь и не поранил меня. Заметив мой испуг, Алистер плотно сжал губы и не сдвинулся с места. Видно было, что в нем борются различные чувства.

— Вы знаете, почему драконы похищали девственниц, принцесса? — наконец молвил он, решив сменить тактику.

Мотнув головой, сделала глубокий вдох.

— Они похищали не всех, — Змей, проследив взглядом за выдвигающимися людьми, на меня категорически не смотрел. — Лишь тех, кто обладал редким даром.

Скуксившись, вспоминала недавние уроки, которые, казалось, преподавали мне совершенно в другой жизни. А еще слова Первой Жрицы про мой якобы истинный дар, что выбило меня тогда из колеи.

— Редким даром? — переспросила зачем-то. Почему-то в последнее время я все чаще и чаще слышала про этот самый дар. Вот только не обладала я ничем подобным!

— Достаточно сильным в своем роде и даже уникальным, — просветил меня дракон. — Такие, как я, его чувствуют, и, по большей части, не могут себя контролировать. Особенность такого дара в том, что его может забрать лишь дракон, и лишь у девушки, чья невинность еще не была испорчена мужчиной.



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться