Король и пешка

Глава 7. О взлетах и падениях (перезалив целиком)

Не помню толком, как вбежала обратно и бессвязно рассказала все произошедшее стражам, ютившимся у костра. Кто-то уже давно лег спать и набираться сил, кто-то доедал остывшую кашу, прихлебывая теплого травяного отвара, а кто-то продолжал травить байки на забаву остальным, но, увидев меня, перепуганную насмерть и бледную, как привидение, все разом и моментально вскочили. Несколько мужчин мгновенно бросились на помощь Алистеру, и вскоре раненого принесли в наше скромное убежище. Аккуратно положили возле костра, ну а я, отбрасывая все размышления и думы, пряча их подальше, вытащила небольшой мешочек с сухими травами.

Их мне время от времени удавалось собирать во время наших лесных остановок. Как чувствовала, что пригодятся. Даже тот же нерсис, красивый полевой цветок с голубыми лепестками, очень подойдет для приготовления успокоительной настойки, так как раненый до сих пор содрогался от ужаса пережитого и шока.

— Это тоже сделали драконы? — поинтересовался один из членов нашего отряда, однако Алистер не ответил. И так было понятно, что да. — Чудовища...

Сказав это, мужчина явно пожалел, так как поймал на себе пристальный, холодный взгляд Змея, и тут же умолк, проглотив остальную часть фразы. 

— Отойдите, — решила прекратить ненужную потенциальную перепалку, приближаясь к костру с небольшой плошкой. — Пожалуйста.

Мужчины как по команде расступились, оставляя рядом с раненым лишь меня да Змея. Я закидала в посудину нужные ингредиенты, залила водой и поднесла к костру. Руки все еще дрожали от волнения, тело тоже, но выполнение механической работы и сосредоточенность на ней отвлекали от плохих мыслей, и это ненадолго, но спасало положение. 

Змей наблюдал за моими движениями. Чувствовала себя некомфортно, но и это решила отбросить в сторону. Я должна знать, что случилось с Дорианом!

Настойка быстро приобрела нужный бледно-голубой оттенок, и я убрала плошку с огня. Чуть-чуть подула на жидкость и поднесла к губам изможденного и раненого воина. Выглядел он действительно ужасно, многочисленные раны кое-где кровоточили, кожа вокруг них выглядела чересчур темной и грязной. Кое-как напоив несчастного, коснулась его пальцами, закусывая губу и сосредотачиваясь.

Если его хоть немного подлечить, он выживет, а так мы навсегда можем лишиться единственной ниточки, которая связывала нас сейчас с известиями о моем Дориане. Медлить было нельзя.

Теплая энергия тонкими струйками побежала по моим пальцам, перебрасывая свой магический эффект на пострадавшего. Я не то, чтобы тренировалась лечить людей, по большей части, мне это было за ненадобностью, а потому дар целительства не особо развивался, но с ранеными животными, которые случайно попадались мне в тех или иных ситуациях, выходило вполне неплохо. Так и сейчас, спустя несколько мгновений, дыхание воина стало ровнее, грудь поднималась и опускалась уже методичней и не столь порывисто, а раны чуть-чуть затянулись, приобретая розоватые рубцы. В себя он не пришел, но жить точно будет, как только организм восстановит свои силы.

Вздохнув, отползла чуть в сторону, позволяя несчастному отдохнуть, а внутри у самой ощутилась внезапная усталость. По сути, так бывало всегда, часть боли я забирала с собой, отдавая целительную силу здорового организма, и теперь, как понимала, лишь мое бессмертие позволяло мне подобный обмен, так как тело способно было восстановиться за считанные мгновения.

— Все в порядке? — поинтересовался Алистер, все это время не сводившийся с меня глаз.

— Скоро будет, — заверила, вздыхая. Отголоски легкой боли в виде неприятного покалывания отразились в тех местах, где на теле бессознательного мужчины зияли царапины от острых когтей, но постепенно рассеялись, словно этого никогда и не было.  

Сколько же он скитался по этим снежным горам? Откуда пришел? И что же с Дорианом?

— Как-то непредусмотрительно не взять с собой лекаря, — пожурила, пытаясь выдавить из себя улыбку.

— Боюсь, наш лекарь сбежал с некоторыми стражниками еще той злополучной ночью, — мрачно отозвался Змей, ему было совсем не до смеха.

Некоторые и правда не вернулись, узнав, что Алистер - самый настоящий дракон. Их это отпугнуло, и даже кара за нарушение прямого приказа короля и дезертирство не показались им такими страшными, нежели гнев Сумеречного дракона, коих считали давно вымершим видом.

— Нужно было брать двоих, — буркнула в ответ.

— Я и взял, — пожал плечами Змей, наконец-то его губы тронула легкая ухмылка, и я не сумела скрыть ответной улыбки.

Неожиданно раненый пришел в себя, прерывая наш скромный диалог. Схватил меня за запястье, будто утопающий хватался за спасительную соломинку, заставляя нервно вздрогнуть от внезапности, от чего я чуть не выронила пустую посудину, и с трудом приподнял голову. Я тут же поднесла ему миску, на этот раз наполнив ее обычной водой, и воин с жадностью утолил свою жажду, едва не захлебываясь от напора и скорости, с которой делал глотки.

— Алистер, — позвал он хрипло, и Змей тоже склонился над ним, в то время как остальные терпеливо ждали рядом. Напряжение затопило окружающее пространство, натянулось тетивой, готовое вот-вот выстрелить.

— Я здесь, — отозвался дракон, всматриваясь в полубезумные глаза несчастного. Даже успокаивающая настойка не сумела остудить перевозбужденный организм.

— Мы нашли ее… нашли Слезу… — прошептал тот. Мое сердце волнительно забилось. — Среди горных озер... там есть грот, сокрытый снегом и скалами... — мужчина зашелся в громком, болезненном кашле, и я заботливо протянула ему еще одну миску с водой, которую он с охотой принял. — Дориан спрятал оружие там.

Дориан... 

Закусив губу, я чуть не спросила, где он и что с ним. Жив ли мой... возлюбленный?

От Змея мои чувства явно не утаились, и он лишь подарил мне безучастный взгляд, от которого пробирал мороз похлеще того, что царил за пределами этого ущелья.

— Что с Дорианом? — спросил он, ради меня.



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться