Король и пешка

Глава 9. О предательстве и расставаниях (перезалив целиком)

Я гордо и уверенно шагала по коридорам, направляясь на аудиенцию к своему отцу. Стража не отставала, плетясь за спиной и громко позвякивая броней. Никак не отвяжутся, исполняют приказ… Даже ночью улизнуть от них никак не удавалось, отчего я чувствовала себя совсем уж некомфортно.

— Ждите здесь, — приказала холодно и громко, оказываясь в холле, ведущем в кабинет родителя. 

Других выходов здесь не имелось, а потому стражники, умозаключив, что сбежать я не сумею, остановились по моей команде, оставаясь у самого входа. 

Хвала небесам!

Сделав несколько шагов вперед, прошла через пустое помещение, украшенное лишь несколькими вазами с цветами, оказываясь у дверей, ведущих в кабинет папы, и замерла, заслышав голос Алистера. Вся решительность куда-то в момент улетучилась, обращаясь в трепетную робость, и я так и остановилась в дверях с замирающим сердцем, прислушиваясь к происходившему за ними разговору. 

— Мне нужно будет на какое-то время покинуть столицу, — сообщил Змей моему отцу. Не знаю начала, но сказанное меня совершенно не порадовало.

— Надолго? — хмурым голосом спросил родитель.

Я напряглась, боясь услышать ответ. Сердце замерло, словно в ожидании смертного приговора.

— Не могу сказать точно, — отозвался Алистер. Стоял он чуть ближе к выходу, чем мой отец, и я невольно отступила на шаг назад, боясь, что и в этот раз дракону без труда удасться уличить меня в подслушивании. — Нужно убедиться, что ищейки Многоликого до столицы не добрались.

Воцарилась небольшая пауза, в ходе которой отец явно обдумывал все моменты. Впрочем, я не заметила, чтобы Змей оставлял варианты выбора самому королю.

— А что насчет моей дочери? — поинтересовался родитель с толикой какой-то не то опаски, не то настороженности.

Закусив губу, вновь невольно приблизилась к двери, касаясь пальцами деревянного полотна. Хотелось ворваться туда, остановить Алистера, заставить его озвучить свою просьбу мне лично, но я не сумела. Просто не смогла, не нашла в себе силы.

— Она хотела сама распоряжаться своей жизнью, — отозвался дракон, и я неожиданно вспомнила свое откровение в первый день нашего путешествия. Про выбор, которого меня лишили. Про свободу, которой хотела бы обладать, и сердце болезненно сжалось. — Я не в праве лишать ее этого.

Он все-таки запомнил!

Хотела было открыть дверь, чтобы войти, однако меня отвлекли.

— Блу! — раздался мужской голос со спины, и я, округлив глаза, резко обернулась.

Дориан, вполне себе прекрасно себя чувствовавший, глядел на меня, радостно улыбаясь. Из-под тонкой льняной рубашки торчал кусок повязки, часть ран все еще была перевязана, на лбу красовалась четкая ссадина, но в остальном молодой человек прекрасно выглядел. Уверенно держался на ногах, без слабости и видимых признаков истощения организма.

— Дориан? — растерялась. Такого поворота в ближайшие дни я точно не ожидала.

— Как раз хотел наведаться к тебе, сразу после визита к королю, — сообщил он, уверенно приближаясь.

Стоя, как истукан, я лишь смотрела на него, боясь сказать хоть слово. Ощущая внутри робость и совестливое чувство стыда. Радость от того, что с ним все в порядке, но не более того. Как будто все предыдущие мои чувства исчезли, растворились в чем-то куда более глубоком, всеобъемлющем, похожем на гигантскую пропасть. И я в эту пропасть давно упала.

Молодой человек, пользуясь моим замешательством, прижал меня к себе, намереваясь поцеловать, но я быстро успела подставить щеку, скомканно улыбаясь. Короткий поцелуй остался запечатленным на коже, вызывая внутри совершенно не те эмоции, на которые я надеялась, отправляясь в тот злополучный поход около месяца назад. Почувствовала себя предательницей.

— Ты все так же прекрасна, Блуриэль, — он поцеловал мою руку, обжигая кожу дыханием. — Моя Блу.

Я неловко выдернула руку, а Дориан, не заметив моего остолбенения или же списав его на радость неожиданной встречи, привлек меня к себе, обхватывая лицо ладонями, и в этот миг дверь за спиной распахнулась, заставляя вздрогнуть. Из кабинета отца вышел Змей.

— Алистер! — улыбаясь, как ни в чем не бывало, Дориан протянул ему ладонь, второй рукой приобняв меня за талию.

От дракона вся сцена, естественно, не утаилась, и я отметила недобрый блеск в карих глазах мужчины. Сердце неправильно ударилось о грудную клетку, вызывая внутри болезненный спазм. 

— Дориан, — Змей, как ни в чем не бывало, пожал протянутую руку, внимательно глядя на внезапного гостя. Но голос… Его ледяной голос отпугивал, заставляя нервную дрожь пробежаться по всему телу. — Ваше Высочество.

Прозвучало настолько холодно и отчужденно, что внутри всколыхнулась обида. Я почувствовала себя предательницей в двойном объеме. Хотелось податься вперед, заверить, что мне очень хотелось с ним поговорить, что он был прав и чувства к Дориану были лишь иллюзией, но я продолжала стоять на месте, сдавливаемая собственными противоречиями, не в силах побороть этот дурацкий ступор.

— Я так рад, что именно ты был рядом с Блуриэль все это время, — голос Дориана звучал как-то отдаленно, и меня поглощало пламя карего взгляда дракона, не сводившего с меня глаз. Свои я тоже отвести не могла. — Не знаю, что бы делал, если бы с ней что-то случилось.

— Это всего лишь моя работа, — произнес Змей в ответ. По холлу натянулась струна напряжения, которую я явственно ощущала. — Приятно знать, что ты в порядке, — по холодным интонациям почувствовала, что не приятно ни разу.

Всю жизнь любившая внимание к своей персоне, ни за что бы не подумала, что буду ощущать себя неловко, неправильно, лживой предательницей от одновременного внимания двух мужчин.

— Мы как раз направлялись к королю, — сообщил словоохотливый Дориан. 

— Я уже ухожу, — отозвался Алистер, разворачиваясь, обрывая зрительный контакт и зашагав прочь.

— Куда? — сорвались робкие слова отчаяния с губ, и это стало неожиданностью даже для меня самой. В зале воцарилась гробовая тишина.



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться