Король и пешка

Глава 11. О сражении с драконами (перезалив целиком)

Надежда угасала с каждым мигом. Многоликий, выпустив когти, бросился на меня, готовый растерзать на маленькие кусочки. Вновь вонзив кристалл в свою ладонь, зажмурилась от боли. Произнесла защитное заклинание, в попытке оградиться и выставив вперед руки, закрываясь ими, и очередная яркая вспышка озарила окружающую местность. Голубоватый купол возник в пространстве, материализуясь из использованной энергии, и чудовище, так и не достигнув цели, с разбегу врезалось в него. Раздался глухой удар, а я, вынужденная заплатить очередную плату, ощутила внутри жжение, от кончиков пальцев стремившееся прямиком к сердцу. 

Как же больно!

На шум и происходящее уже бежала стража, патрулировавшая территорию, я слышала их громкие голоса и шум звенящей брони.

— Мерзкая девчонка, — прошипел Многоликий тысячью голосов, и от этого мурашки пробежались по всему телу. — Придется прирезать их всех, и ты в этом виновата.

— Как будто ты планировал оставлять кого-то в живых! — произнесла озлобленно, стоя прямо и с достоинством выдерживая разъяренный взгляд безумного дракона.

Защитный купол начинал таять, не поддерживаемый сумеречной магией, и я вновь осталась беззащитной, когда будто из ниоткуда раздался грозный рев, не принадлежавший Многоликому. Устрашающий, яростный и громкий. 

Сердце дрогнуло, и монстр, хищно усмехнувшись, поднял глаза к небу, выискивая источник шума. Раздался гул звенящего колокола, и постепенно отовсюду начали доноситься испуганные людские голоса: «Дракон!».

— Вынужден немного изменить свои планы, — произнесло чудище, ненадолго потеряв ко мне всякий интерес.

Я же, запрокинув голову, ощущала в груди ликование. Гонец не мог добраться до Алистера так быстро, а это означало лишь одно - Змей догадался о ловушке сам. И кому-то в связи с появлением на горизонте дракона все-таки удалось поднять тревогу!

Грозная, огромная фигура Сумеречного ящера нависла над городом, словно гигантское грозовое облако. Массивные крылья взмах за взмахом приближали Алистера к замку и храму, и я, стараясь хоть как-то привлечь его внимание, вновь прибегла к запрещенной магии. Яркая вспышка атакующего заклятия взмыла вверх, становясь своеобразным лучом, призывом о помощи, и это не осталось незамеченным. Змей, ненадолго зависнув в воздухе, моментально ринулся к храму. В этот же момент к нам подоспела и стража, а, заметив лишь меня и Дориана, замерла в нерешительности.

— В городе дракон! — не растерялся этот самый «Дориан», быстро подбегая ко мне, обескураженной и измотанной, и хватая под руку.

Я же, ощущая последствия очередного применения магии сумрака, даже отскочить от него не успела, чувствуя слабость и бессилие. Будто бокал вина, выпитый до самого дна. 

— Я уведу принцессу в безопасное место! Защищайте короля! — стража, признав в Многоликом того, кто был им хорошо знаком, кивнула. Часть резко бросилась в город, часть - во дворец.

— Нет! — крикнула беспомощно, но монстр уже волок меня прочь, и никто в разверзнувшейся суматохе не обращал на меня никакого внимания, думая, что за мной присмотрят. Всех страшил тот, кого бояться им нужно было в самую последнюю очередь. — Отпусти! — бросила, вырываясь. — Алистер!

Многоликий, нетерпеливо рванув меня за локоть, чуть сустав мне не сломал.

— Не дергайся, — пригрозил он разъяренно. — И отдай уже мне чертов кристалл.

Он суетливо потянулся к моей сжатой ладони. Я отклонилась, сопротивляясь, но мне тут же прилетел достаточно сильный удар по лицу тыльной стороной ладони. Брякнувшись на землю от приложенной силы, я не успела выставить руки для более удачного приземления, и шлепнулась на бок. В голове загудело, перед глазами заплясали яркие круги, но, что самое главное, от неожиданности я все же выронила злосчастный камень. Прозвенев по площади, он откатился в кусты, и Многоликий быстро заполучил его себе. Из рассеченной губы заструилась кровь, однако достаточно скоро высохла, а от раны не осталось почти ни следа.

— Благодарю, — отозвался он наигранно благородно, и в этот момент земля содрогнулась под тяжелым весом еще одного дракона. Ветер ударил в лицо от последнего взмаха крыльев, и сухие листья взмыли вверх, приветствуя Змея.

Многоликий, фыркнув, перестал обращать на меня внимание, поднял голову кверху, восхищенно усмехаясь. Вставил в кинжал Слезу, и тот мгновенно заиграл совершенно другими красками, из обычного ножа превращаясь в страшное оружие. Камень вспыхнул ярко-голубым светом, от рукояти до кончика лезвия пробежались тонкие струйки чернильной магии, соединяясь в центре острия и завершая артефакт, делая его единым целым и совершенно опасным.

— Ну, здравствуй, Алистер! — Многоликий чуть поклонился, в то время как Змей, замерев по центру площади, грозно фыркал ноздрями, пытаясь сдержать ярость. 

И я поняла, почему. Я находилась слишком близко к цели, и он мог меня поранить. Несмотря на мое бессмертие, все равно не делал резких движений.

— Давно не виделись.

— Не видел бы тебя еще столько же, — все-таки обернувшись человеком, Алистер сделал несколько аккуратных, выверенных шагов вперед, и я, напрягшись и прочитав в его глазах приказ к немедленному действию, лишь кратко и едва уловимо кивнула.

Как только появится возможность, я должна скрыться как можно дальше, потому как сражения двух массивных Сумеречных драконов этот город точно не переживет. И моя задача - увести как можно больше людей отсюда. И скрыться самой.

Плотно сдавливая кулаки, Алистер кипел от ненависти, и Многоликого это забавляло. Похоже, на такой результат он и надеялся, но на этом не остановился.

— Возможно, тебе будет более... комфортно видеть меня в ином облике? — вкрадчиво поинтересовался ящер, вертя в ладони Слезу Дракона и тем самым намекая, что к нему лучше не приближаться. — Например, твоего отца?

Вздрогнув, перевела напуганный взгляд от Алистера на Многоликого и обратно. Он убил и отца Змея? 

Тем временем, не теряя его даром, Многоликий решил воплотить свою угрозу в жизнь. Лицо Дориана начало медленно сползать, изменяться. Тело трансформировалось, похрустывая костями, стало на голову выше, а цвет волос из черного превратился в темно-русый, и через мгновение они пушистой копной опустились на спину, ниспадая чуть ниже лопаток. 



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться