Король и пешка

Глава 14. Об исходе (перезалив целиком)

Утро выдалось немного прохладным и туманным. Ровное поле, луга, присыпанные творожной дымкой, леса вдалеке, виднеющиеся темно-зеленой полосой сквозь мутное белесое молоко - природа еще вовсю спала и видела мирные сны. Ни один сверчок, ни один кузнечик, ни одна мышь не издавала ни звука, и лишь ветер мерно покачивал верхушки высохших колосьев, шелестя ими, играясь.

Внутри нарастала тревога, с каждым мгновением, прошедшим в безмолвной тишине, с каждым дуновением, с каждым шелестом сосен вдалеке.

Я стояла посреди небольшой проселочной дороги. Из логова Многоликого мы вышли, когда еще было темно. Дракон никуда не торопился, полностью уверенный в своих силах и планах, а потому вел меня в человеческом обличье, иногда даже позволяя себе меня отпустить, разрешая двигаться самостоятельно и не чувствовать на плече его довлеющую хватку. 

Дома в деревнях по соседству, надеюсь, уже пустовали. Теперь я знала, где столица. Многоликий притащил меня сюда намеренно, спрятал своих ящеров и драконов в ближайшем лесу, готовый напасть на город в любой момент. И ему не нужно было завоевывать остальные территории, он прекрасно знал, что бить нужно прямо в самое сердце. На поражение. Остальные сдадутся. А если нет, их всегда можно истребить. И он хотел этого, хотел истреблять, поглощать, бесчинствовать. Сейчас только Алистер являлся для него преградой. Стеной, не позволявшей достичь желаемого.

— Не переживай, — успокоил Харш-аххар. — Скоро все закончится.

Стиснув зубы, промолчала. Смотрела вдаль, всматриваясь в туман, и отчего-то чувствовала внутри нарастающую тревогу.

Он показался из тумана вдалеке. Шел не спеша, прислушиваясь, темный плащ развевался за спиной, и мое сердце неровно забилось в груди.

— А ты знала, что еще его дед истреблял вас, людишек, как мух, магией сумрака? — поинтересовался у меня опасный ящер, стоя рядом, пресекая своим присутствием любые попытки сбежать или дернуться.

Отвечать на этот вопрос я тоже не стала. Алистер - не его дед, и прекрасно владел собой. Семь лет он жил рядом с величайшим искушением для драконов, и ни разу не тронул меня. Наоборот, всячески защищал. И по-своему пытался обучить жизни.

— Сколько еще существует таких, как ты и он? — поинтересовалась вместо того, чтобы отвечать на все его вопросы.

С надеждой смотрела вперед, на приближающуюся фигуру моего дракона, и не дергалась. Замерла, как и природа вокруг. Ожидая чего-то неизбежного, пагубного, пугающего.

— Не очень много, — нехотя отозвался Многоликий, начиная откровенно скучать. А кто знает, что вообще творится в его голове, когда ему скучно? — Ваш род перебил почти всех. Это те, кто остался, и им нужен лидер.

Дернув рукой, сбросила хватку ненавистного дракона, но он не стал возражать.

— У них уже есть лидер, — процедила сквозь зубы с пренебрежением. — Их король.

— Но я-то сказал им, что лидер я, — как ни в чем не бывало отозвался Харш-аххар, усмехнувшись самодовольно. — Как видишь, они меня слушаются. Не твоего ненаглядного. Потому что пока он прятался среди людей, привязывался к врагам, я дал им возможность отомстить.

Плотно сжав губы, все-таки снова дернулась, и рука мужчины тут же легла на мою шею.

— Это поправимо, — пробормотала, вновь замирая.

Алистер преодолел уже большую часть расстояния. В дракона не обращался, очевидно, не желая привлекать пока лишнего внимания. Его взгляд был полностью направлен на нас, и я, памятуя о прекрасном драконьем зрении, постаралась выдавить из себя улыбку. Показать ему, что со мной все хорошо. Пока что.

— Не думаю, принцесса, — был мне ответ. — Как я уже сказал, даже бессмертного можно уничтожить.

Не совсем понимая, что именно задумал Многоликий, я корила себя за то, что за это время даже не попыталась этого выведать. Хотя стоило, попытка - не пытка. Не то, чтобы у меня вообще имелась подобная возможность, но попробовать все-таки никто не запрещал. Хотя, как мне казалось, эту тайну монстр решит приберечь лично для Алистера.

— Давно не виделись, король! — бодро и даже весело поприветствовал мужчина моего супруга, когда тот подошел ближе и остановился, плотно сжимая кулаки.

Интересно, каким Многоликий был на самом деле? Всегда таким жестоким? Мне почему-то казалось, что да. Как только узнал о своей способности, так и начал ей пользоваться. Это было вполне в духе такого чокнутого.

Алистер, игнорируя приветствие, полностью обратил свой взор ко мне.

— Он тебя не тронул? — заботливо поинтересовался Змей.

Мотнув головой в знак отрицания, закусила в волнении губу. Тревога заполнила с головой, пытаясь затопить. Несмотря на внешнее спокойствие, я чувствовала в обоих драконах клокочущую ненависть друг к другу, и совершенно не знала, чем все может обернуться.

— Пользованный товар мне не интересен, — фыркнул Харш-аххар, плотно сдавливая пальцами мою шею. Попытался оскорбить? Не особо вышло. Все, о чем я мечтала, так это поскорее оказаться как можно дальше отсюда. И не была уверена, что получится. — Отдай мне кинжал и получишь свою девчонку.

Чувствовала себя безмерно виноватой. Я и с даром-то не особо могла себе как-то помочь, а без него стала вообще бесполезной. К тому же, уязвимой.

Алистер в ответ на такую постановку требования, сняв с пояса Слезу Дракона, показал ее Многоликому, и тот удовлетворенно усмехнулся. Будто сомневался, что Алистеру хватит благородства ее принести.

— Не отдавай! — попросила я, прекрасно понимая, чем такое решение может грозить непосредственно мне. Но если отдать ему оружие, кто знает, как он им распорядится? Он не бессмертен, но вполне сумеет запрятать Слезу так далеко, что никто не найдет.

Змей, плотно сжав губы, на меня сейчас старался вообще не смотреть. Пристально, чуть прищурившись, наблюдал за каждым действием своего противника, пытаясь уловить любое неосторожное движение, любую ошибку.



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться