Король и пешка

Глава 3. О побегах (перезалив целиком)

Я сидела на траве в старом бабушкином саду за замком и глотала слезы. Все, буквально все за считаные дни осыпалось пеплом, у меня практически отняли жизнь, о которой я грезила, разбили вдребезги мечты и втоптали их в грязь. Дориан уехал, от его отряда не было вестей, меня назначили будущей жрицей, отнимая все надежды на семейное счастье, да еще и этот дурацкий ритуал должен пройти уже со дня на день! Меня как будто прокляли, обрушивая разом все земные несчастья…

Мягкая травка ласкала голые ступни - туфли я откинула подальше. Теплое солнце грело макушку, ведь в тени деревьев я в кои-то веки не пряталась, и вокруг царила безмолвная тишина. Только от этой тишины было слишком уж тоскливо на сердце.

Бабушка посадила этот сад еще в своей молодости и, обладая способностями «слушать» растения, вырастила все здешние деревья буквально из маленьких семян за считанные месяцы, что всегда было для меня чем-то фантастичным. Я часто сюда сбегала от проблем, здесь никого не было. Ну, почти.

— Вы же в курсе, что я не обязан вас утешать? — хмуро поинтересовался Змей, стоя под сенью увесистых крон, раскинувшихся над его головой.

Метнув в него озлобленный взгляд, шмыгнула носом. Лучше бы просто и дальше молчал, изображая из себя дерево. И вовсе не нужно мне его утешение!

— Я вообще не виновата, что тебя постоянно назначают мне в няньки, — буркнула раздраженно, смахивая со щек слезинки.

Обхватила колени, прижимая их к груди, и притихла. Сэнне о визите Первой Жрицы и о ее столь невообразимом решении я не сообщила. Просто не нашла в себе смелости, посчитала это предательством подруги, всего, о чем она так мечтала, и теперь на душе совсем было скверно. Возможно, девушка тоже станет одной из трех избранниц, и мы сможем делить с ней одну комнату на двоих в Храме, будет не так одиноко, но почему-то в свете последних событий подобная удача не казалась мне чем-то вероятным. Даже больше - я в нее теперь совсем не верила.

— Ладно, притворюсь, что мне все-таки интересно, — вздохнул стражник, сложив руки на груди и уперевшись плечом в толстый ствол дерева. Тень падала на его лицо, практически скрывая, как капюшон. — И что же случилось?

Ух, ненавижу. Но да, я любила внимание, и сейчас мне хотелось хоть чьей-то жалости и сочувствия. Вот только не уверена, что змеюк вообще знает о таких эмоциях.

— Не твое дело, — повторила, стараясь по-прежнему выглядеть грубиянкой и букой, вот только в голосе все равно просквозила какая-то надежда. Что он все-таки не поддастся и не отступит. И он не отступил.

— Полагаю, вас выбрали в качестве будущей жрицы, — произнес страж, глядя на мое расклеенное состояние. — Ну а вы, понастроив иллюзий насчет своего идеализированного будущего, подобного поворота не предвидели и теперь ревете, не зная, что делать дальше, — умозаключил Змей в своей привычной отстраненно-холодной манере.

Я аж вспыхнула от подобной проницательности какого-то охранника. У меня что? На лбу вся предыстория написана?

— Не твое дело! — повторила, возмутившись и чувствуя, как слезы вновь начинают щипать глаза.

Страж, уверенно стараясь не замечать моих очередных всхлипов, продолжил стоять под деревом и на этот раз снова молчал, очевидно, сказав все, что думал. Вот же чурбан бесчувственный.

— А как тебя зовут? — спросила неожиданно даже для самой себя, вновь вытирая слезы ладонью.

Не хотелось в такую минуту оставаться наедине со своими разбитыми чувствами, иначе они меня загрызут, и раз уж Змей решил демонстративно меня игнорировать, я ему этого точно не позволю. Пусть не надеется.

— Что? — удивился мужчина, явно не ожидая такого поворота.

— Я не знаю, как тебя зовут, — пожала плечами, внимательно рассматривая лучшего из папиных охранников.

О, да. Слухи о том, что в своем деле он был лучший, даже меня стороной не обошли, вот только в силу нашей взаимной неприязни я старалась думать, что это действительно только слухи. 

— Можете звать меня так, как Вашему Высочеству будет удобно, — отозвался Змей равнодушно. Но, похоже, мой вопрос его слегка все же озадачил.

Золотистые волосы блестели в бликах солнца, изредка проникавших сквозь листву дерева, под которым стоял Змей, однако лицо по-прежнему оставалось в тени, в результате чего сложно было хоть что-то судить о реакции стража на мой допрос. Однако плечи при моем вопросе немного напряглись, ну а я, неожиданно для самой себя повеселев, подскочила на ноги. Подошла ближе, всматриваясь в изящные черты лица мужчины, и посмотрела на него снизу вверх, чуть запрокидывая голову.

— Нет, ну серьезно! — возмутилась, решив во что бы то ни стало ответить на вопрос Сэнны. Даже самой вдруг интересно стало. — Я ведь все равно узнаю.

— Алистер, — устало отозвался страж, закатив глаза. — Меня зовут Алистер.

Мужчина чуть отошел в сторону, стараясь находиться от меня на расстоянии, и только сейчас я отметила эту странную неловкость. Он словно специально хотел держаться подальше, а в карих глазах блеснул зеленоватый огонек. Конечно, никто из стражи не пытался набиться в друзья ко мне или к моим родным, держа дистанцию, но Змей... он как будто возненавидел меня с того самого момента, как впервые увидел. И только сейчас, за семь лет, мне захотелось узнать причину такого отношения.

— Я тебе не нравлюсь? — ляпнула невпопад, чем заслужила мрачный взгляд охранника.

— С чего вы взяли, что должны мне нравиться? — прозвучало настолько обидно, что я сама от себя не ожидала, насколько сильно расстроюсь.

— Ну, я имела ввиду, — залепетала, ощутив укол стыда. Вот же дурочка, надо было грамотней вопросы строить! — В общем, мне кажется, ты меня за что-то ненавидишь, — призналась, не совсем уверенная в том, зачем вообще откровенничаю со Змеем. Ну, то есть с Алистером.



Марина Кеон

Отредактировано: 04.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться